15:05 

Фанфик.

Марино4ка.
Название: Любовь и меносы, или Буря в пустыне
Пейринги/персонажи: Хирако/Айзен, Айзен/Менос, Ичиго, Гриммджо, Рукия, Локи, Бьякуя, нерестящиеся меносы, американские спецназовцы и другие
Рейтинг: PG-13
Жанр: Философия, Пародия, Повседневность, семейные ценности
Объем: 2 086 слов
Саммари: сезон нереста - пора идиллий
Предупреждение: кроссовер, АУ, ООС, мат (немножко, как художественный прием)

Над пустыней гудели три вертолёта. Ещё три, плавно снижаясь, уже потонули в облаке песчаной пыли, поднятой работающими лопастями.
Десантники мягко приземлились на серый песок. Майор жестами указал, куда бежать, и они двинулись. Окружающая среда располагала к молчаливому недоумению, переходящему в желание немедленно начать производство кирпичей. За невысокими барханами то и дело раздавались приглушенные крики, перекрываемые жизнерадостным чавканьем. Далеко впереди маячило нечто большое и белое. Очевидно, это и был тот самый оплот тирании и добычи урана. Внезапно умиротворяющие предсмертные вопли были перекрыты громоподобным матом.
— Еще раз тронешь Рукию, гондон, скажу Ямми, что ты его обед спиздил!
Громкое металлическое дребезжание ознаменовало удар по чему-то очень твердому. Через пару минут десантники узрели чудную картину.
Красный от злости рыжий пацан увлеченно гвоздил кого-то по голове огромным мечом. Плашмя, поэтому клинок при каждом ударе обиженно гудел и дребезжал. Забиваемый с готовностью подставлял голову в шлеме и не особо страдал. Неподалеку высокий мужчина в шапке-ушанке крутил в руках раздвоенный прутик, не совсем, видимо, понимая, что собрался с ним делать.
— Чертовы русские, и сюда первыми добрались, — злобно прошипел майор.
Мужчина в ушанке повернулся в сторону десанта, явив истинное чудо иномирной природы: несмотря на отсутствие приличного куска позвоночника по причине сквозной дыры в животе, он стоял прямо и не складывался пополам.
— Долой тиранию! – ободряюще завопил майор.
Мужчина сочувственно оглядел десантников и сделал несколько шагов в сторону.

— Говорили тебе, придурок, не устраивай разборки на пути нерестящихся меносов, — сказал Гриммджо парой минут позже, выковыривая Ичиго из песка. – Еще б пара метров, и был бы как эти.
Гриммджо непочтительно ткнул пальцем в американский десант, размазанный по серому песку широким ровным слоем.
— А тебе, значит, можно? – буркнул Ичиго, прицеливаясь, чтобы пнуть Локи между ребер.
— Я провожу инженерные изыскания, а ты дурью маешься, — Гриммджо бродил по полю, лениво отпихивая чьи-то конечности в перчатках, то и дело норовившие схватить его за штанину. — И что мне теперь делать? Ты своей хуйнёй взмахнул, а мне ушанку снесло. Я же, блядь, замерзну!
— Делом займись, не замёрзнешь, — посоветовал Ичиго. — Вон, Пуанкаре изучай.
— Изучил уже, — отмахнулся Гриммджо. — Теперь ядерная физика.
Куросаки покачал головой и оглянулся в поисках изначального объекта, которому отвешивал лещей. Локи пыхтел и протирал куском чьей-то затянутой в грубую ткань ляжки свой шлем. И делал вид, что Куросаки не замечает. Набрав в грудь побольше воздуха, Ичиго проникновенно заговорил:
— Разве так себя должен вести старший брат?! Если ты родился раньше, то только для того, чтобы защищать своих младших братьев и сестёр.
Голос разносился над барханами так, что меносы остановились и прислушались. По мере того, как стихало эхо, они возвращались всё ближе к полю боя, где уже успел высадиться ещё один американский десант.
Крайний слева менос заинтересованно повёл носом и присел на вертолёт, игнорируя вопли военнослужащих и пулеметную очередь. Майор Смит в очередной раз пожалел, что они не взяли с собой танк, понадеявшись на американское величие.
— Разве не для этого?!
Рёв других нерестящихся меносов за барханами был уже почти не слышен, а эта группка так и замерла здесь. Их представитель ёрзал на вертолёте, пытаясь поудобнее примять мешающиеся лопасти. Было неудобно, как ему, так и пассажирам, но как-то похуй.
Локи задумчиво почёсывал рога на шлеме, потупив взгляд. Как-то нехорошо было поступать с младшенькой так, тем более, его самого старший брат любил. До поры. Ичиго же продолжал распаляться, теперь уже обращаясь к непутёвому родителю Айзену, вышедшему посмотреть, кто топчет его землю:
— И ты тоже хорош! Сбагрил дочурку на попечение ледяной статуи и рад?
— Обстоятельства, — Соуске пожал плечами и покосился на двухметрового мускулистого майора, надрывающегося на предмет того, что Уэко Мундо есть земля американская. — Как видишь, у нас никаких условий для её воспитания не было.
— Мама! — укоризненно воскликнула выглянувшая из-за бархана Рукия. — Ну как ты мог?! Я всегда могла остаться со своим отцом! — она кивнула на заволновавшегося Меноса.
Семейные ценности у меносов были.
— Ви хэв э сильная власть! — Смит под шумок украшал барханы флагами.
Джаггерджаку всё происходящее напоминало мексиканский сериал и решительно не нравилось.
— Что за херня здесь происходит? — Гриммджо поправил на плече мешок с булыжниками и задумчиво почесал за ушком ближайшего Меноса.
— Не лезь, когда старшие разговаривают, — осадил его Айзен.
— Какого хера?! — завопил Гриммджо. — Значит, пока эта, — он ткнул лозой в Рукию, — была мелкая, возился с ней Гриммджо, а щас не лезь?! Я шестой генерал или как? — все больше распаляясь, Гриммджо разорвал рубаху на майоре Смите.
— Так вот кто ее воспитывал, — Ичиго угрожающе повернулся к Гриммджо. — А мне заливали — руконгайская школа, руконгайская школа!
— Какая еще руконгайская? — возмутился Гриммджо и поправил на голове выкопанную из песка шапку-ушанку. — Нормальная школа, наша, смотри.
Он швырнул булыжник в Рукию, та его ловко отбила в сторону американского вертолета. Машина дрогнула и взорвалась, Менос вскочил и поддернул задымившийся балахон. Из-под его края выглянули кокетливые кружавчики.
— Папа! — заплакала Рукия, бросившись к Меносу.
— Доча! — заволновался Айзен.
— Мама! — угрожающе зашипел Локи, глядя, как Хирако, жизнерадостно улыбаясь, выводит на ближайшем вертолёте краской "Айзен лох и пидар!". — Где уважение к отцу твоих детей?
Менос и Рукия, обнявшись, плакали и сморкались в черный балахон. Айзен прыгал вокруг них, обещая, что вернётся в семью и купит ребенку велосипед, который она у него просила сто пятьдесят лет назад. Ичиго неодобрительно смотрел на всё это.
— Ну чё, рыжий, — Гриммджо снова поправил сползающую на глаза шапку и кивнул в сторону охуевающего Смита, — ты бы, блядь, выпер и этих, а то потопчут тут ландшафты. Вон, зверьё волнуется.
Меносы и правда волновались, причём очень сильно — они стеснялись нереститься под зорким американским взглядом.

***

Спустя несколько часов…
У единственного оставшегося целым вертолёта тлел костерок. Семейство Айзенов, обнявшись, сидело чуть поодаль, а Соуске повторял, прижимая к себе детей:
— Ну Локи, ну нахуя?.. Такая сестрёнка у тебя выросла, а ты...

Майор Смит залег на удобном бархане и выцеливал свою первую жертву. Врагов было слишком много, но американские солдаты так легко не отступают перед трудностями. Кроме снайперской винтовки, у него с собой было несколько гранат — он не собирался сдаваться врагу живым. И твердо намеревался унести с собой в могилу как можно больше тиранов.
Первым в прицел попал рыжий пацан — он, наконец-то, перестал избивать какого-то рогатого козла и сейчас вполне мирно разговаривал с русским, у которого была дыра в животе. Какое-то новое изобретение КГБ, подумал майор, — и ни одного черного вокруг. Проклятые расисты, — и он плавно нажал на спусковой крючок.
— Гм, — раздалось над головой прохладное.
Майор медленно повернулся.
Рядом стоял хмырь в заколке, шарфе и платье.
Майор понял, что появился новый враг.
Хмырь между тем взял винтовку за дуло, заглянул внутрь и, презрительно хмыкнув, завязал ствол узлом. Потом решительно кинул куда-то позади себя. Раздалось довольное ворчание и поуркивание. Смит вздрогнул, проводив хмыря уважительным взглядом — сталь у винтовки была особая, укрепленная адамантием, и продавец клялся и божился, что винтовка еще самого Смита переживет.
Хмырь тем временем приблизился к костру. Смит достал нож и по-пластунски пополз следом.

— Я прошу прощения.
Гриммджо выронил ручную кладь с камнями, Айзен покрепче прижал к себе детей, а Менос опасно мотнул головой, чуть не задев носом винт вертолёта. Перед ними стоял Кучики-старший, и, судя по ладони на рукояти зампакто, он не семью с воссоединением поздравлять пришёл.
— Брат! — испуганно пискнула Рукия и поспешила уползти за спину Айзена.
— Брат?! — недоуменно повторил Локи. — Это я твой брат!
— Пиздец, — подвёл итог Хирако, всё это время мирно строчащий на какой-то бумажке матерные стишки про Айзена и чай.
И только Ичиго был далёк от семейных разборок — он распробовал свежую меносью икру икру и теперь радостно улыбался — икра всё-таки имела побочный эффект.
— Рукия, ты обещала вернуться домой к ужину, — укоризненно сказал Бьякуя, игнорируя попытки Смита проткнуть его ножом.
— Нии-сама, ну можно я еще с мамочкой побуду? Мы так давно не собирались всей семьей!
— Присоединяйтесь, Кучики-сан, — Айзен любезно указал на песок. — В кои-то веки пообщаемся по-родственному...
Бьякуя осмотрел семейство и уселся напротив, выжидающе глядя на Айзена.
— Ох, вот я дурак! — Айзен хлопнул себя по лбу. — Я ведь вам и чаю даже не могу предложить, а вы из-за нас ужин пропускаете! Локи, может...
— Иди нахуй, папа, — вежливо отозвался сынок и кивнул Ичиго. — Пойдем, придурок. Тут где-то еще эти блаженные с автоматами были, развлечемся хоть.
— Воспитал на свою голову, — запричитал Соуске. — Ты ему слово — он тебя нахуй. Я ведь забочусь о нём, переживаю! Всё для сына, всё! Небо в алмазах, мясо в меду, меноса в балетной пачке!
Сидящий рядом Менос возмущенно рыкнул.
— То есть не Меноса, конечно, — исправился Айзен, — Гина. Да, Гина в балетной пачке! А он, зараза такая!
Рукия сочувственно погладила маму по плечу. Соуске, на самом деле бывший очень эмоциональным, шмыгнул носом.
— Где я допустил ошибку?
Бьякуя считал, что такое поведение недостойно главы хоть маленького и ебанутого, но гордого семейства.
— Возьмите себя в руки, вы же отец. Какой пример вы подаёте?
— Я мать! — возмутился Айзен и попытался высморкаться в гинпаку.
Бьякуя с ловкостью, свидетельствующей о долгой практике, ушел от прикосновения.
— Тем более, — возвысил голос Кучики. — Как мать, вы должны подавать двойной пример. — Бьякуя покосился на Гриммджо, не выдержал и поправил на нем криво сидящую шапку-ушанку. — А вы что делаете? Развели слюни и сопли. Берите пример с ваших американских коллег.
— Он тоже чья-то мать? — заинтересовался Локи.
Смит сглотнул. Он не хотел становиться чьей-то матерью. Почувствовав прикосновение к ноге, майор опустил взгляд — об него терся маленький менос, из пасти у него торчал огрызок снайперской винтовки.
Смит вдруг понял, что не хочет нефти. Даже урана не хочет. Он хочет домой, к маме, к другу-пидорасу по имени Боб, с которым они так нехорошо расстались, к своей девушке и маме Чоли, которая готовила жаркое на двадцать человек за один присест.
Он заплакал.
Менос заурчал и снова потерся о ногу, срыгнул объеденный ствол и посмотрел виновато. А потом начал осторожно его закапывать, косясь на Смита.
— Урк? — заглянул ему в глаза Менос. Смит снова вздрогнул.

— Кстати, — Гриммджо почесал затылок и уселся рядом с Ичиго, пихнув того задницей, — а этот чего тут бегает?
— А я откуда знаю? Кто на хозяйстве оставался? — Ичиго подхватил пальцем шмат икры и отправил в рот.
— Поделись, скотина, — Гриммджо выхватил бутерброд.
— Это, блядь, сейчас называется "поделиться"? — возмутился Ичиго. — Отдай половину, сволочь.
— У меня был тяжелый день, — с набитым ртом проговорил Гриммджо и постучал Ичиго лозой по голове.
— Ваш чай, Айзен-сама.
Невесть откуда появившийся Улькиорра, поклонившись, подал главе семейства поднос с одной чашкой.
— Слышь, ты, метнись до кухни и сваргань еще, — приказал Хирако, не отрываясь от листочка с похабными стишками.
Улькиорра посмотрел на Айзена. Тот обреченно вздохнул и кивнул.
— Чай заваривать на всех? — уточнил Улькиорра, пересчитывая присутствующих.
— Э... — Айзен покосился на хлюпающего носом Смита. — Всем зеленого, а этому страдальцу — ромашкового. И это...
Айзен встал и прошептал Улькиорре на ухо так, чтобы больше никто не слышал:
— Гриммджо как всегда — две таблетки левамфетамина. Проследи, чтобы хорошо растворились.
— А если откажется? — таким же интимным шепотом поинтересовался Улькиорра.
Айзен только страдальчески закатил глаза.
Гриммджо, тем временем, был очень занят — он дрался с Ичиго за бутерброд с икрой. Ичиго сопел, но выходить в банкай отказывался. Бьякуя тщательно делал вид, что он не имеет отношения к происходящему.
— Чаю? — невозмутимо вклинился между Гриммджо и Ичиго Улькиорра, приподняв чайник с узким горлышком.
Гриммджо долго принюхивался, потом скучным голосом сказал:
— Левовращающий изомер амфетамина. В небольших дозах оказывает более сильное возбуждающее действие, чем правовращающий изомер или декстроамфетамин благодаря взаимодействию с норадреналиновыми рецепторами. В более значительных дозах обладает менее выраженным центральным и более выраженным периферическим действием, чем декстроамфетамин.
Потрясенный Ичиго застыл. Из приоткрытого рта выпал кусочек булки.
— Хм, — ответил Улькиорра и мысленно пожал плечами: а он предупреждал Ками-саму.
— Лучше водки, — вынес вердикт Гриммджо.
— Мусор, — вздохнул Улькиорра, невозмутимо достал другой чайничек и начал наливать в чашку водку.
Смит сглотнул. Ему тоже захотелось выпить.
— Съешь этих прекрасных французских булок, — раздалось из-за спины.
Смит и Меносик заорали, попытавшись одновременно запрыгнуть друг другу на руки.
Из-за бархана выступили девка с рогами на голове и парень в форме ложки. Снова захотелось есть и выпить. Они, держась за руки, невозмутимо прошли мимо и вытащили из песка рогатого мужика.
— Папа, мы за тобой, — укоризненно сказала девушка и закинула отца на плечо.
Нелл вообще не любила шумные семейные сборища. Проходя мимо Ичиго, она прыгнула на него сверху и затискала.
Смит потрясенно смотрел на ровный песок, оставшийся после ее нежностей.

Ичиго выкопался только после того, как убедился, что Нелл ушла. Отплевавшись, он посмотрел на довольного Гриммджо и тоже захотел выпить. К ним тихонько подошли бравый майор Смит и Меносик. Меносик радостно вилял носом, у майора Смита почему-то дергался глаз. Наверное, он не любил ромашковый чай.
Мимо протанцевал Гин в пачке, и выпить захотелось даже Бьякуе.
Он откашлялся и напомнил:
— Вообще-то уже поздно. Айзен-сан, прекратите спаивать своих... — он помолчал, задумавшись — своих — кого?
— Детям пора спать, — предпринял он вторую попытку, поглядывая на Рукию.
Громко икнул Ичиго.
Гриммджо храпел в обнимку со своей лозой, завернувшись в американский флаг.
Майор Смит пил ромашковый чай, кидал палку, а счастливый Меносик ее приносил.
Хирако закончил эпическое полотно под названием "Перевернутый мир смотрит на тебя, как на говно", начертанное на боку вертолета. У перевернутого мира было почему-то лицо Айзена.
Улькиорра все так же невозмутимо пил из носика чайника водку.
Идиллия.
Бьякуя умиротворенно улыбался. Хотя выпить все равно хотелось.
На фоне заходящей Луны, покачивая бедрами, нерестились меносы; ярким фейрверком взрывались оставшиеся вертолеты.
Смеркалось.

Иллюстрация. Генеалогическое древо плюс друзья и близкие семьи.


@темы: Юмор, Фанфики, Уэко Мундо, Улькиорра, Стеб, Слэш, Рукия, Романс, Ноитора, Нелиэл, Ичиго, Джен, Гриммджо, Гин, Бьякуя, Арранкары, Айзен, АУ, PG13

Комментарии
2013-01-11 в 15:30 

ХиракоУрахара
Одобряэ ур-ур :crazylove:

2013-01-11 в 15:40 

voidy things
кратко о кактусах: тлен и крипота / all things void an' shady business
:crazylove: Марино4ка., яваслублу, чего же боле?.. :vict:

2013-01-11 в 15:46 

Tado_Arimoshi
ars vitae

И да, как же я забыл!

2013-01-11 в 15:48 

Адская_Гончая
прелюдия студенистых пуфиков
Марино4ка., :vict: вы прекрасны, как рассвет:gigi:

2013-01-11 в 15:56 

Terra Celtika
A series of unfortunate events
Марино4ка., шикарная трава :hash2: Генеалогическое древо великолепно :crazylove:

2013-01-11 в 16:02 

Косатка
Нет, он всё-таки аутист.
Курите правильные вещи :smirk:
Одобряю

2013-01-11 в 17:03 

Niiraell
"Не учите меня жить, лучше помогите материально"
ААА, порвало на полосатый флаг!!!)))))Браво, автор!

2013-01-11 в 20:41 

Nezvaniy gost
Мы пришли ниоткуда, и уйдем в никуда

2013-01-11 в 23:57 

Марино4ка.
~ P.W., :heart:

Terra Celtika, спасибо! На древе все как живые! :inlove:

Tado_Arimoshi, :white:

Совиный Змей, икра меносов - самая лучшая икра :shuffle:

Niiraell, :bravo:

Nezvaniy gost, :flower:

2013-01-12 в 00:37 

wakamizu
........(с) Фума Котаро
:super::super::super:

2013-01-12 в 02:16 

Crystal Sphere
Дух противоречия
Дорогие... Марино4ка.! Спасибо за позитив))) :crzfan::crzfan::hash2:

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Seireitei Toshokan

главная