12:35 

Бакся
- Классная рубаха! - Спасибо, это мне санитары подарили. (с)
Автор: Бакся
Фэндом: Bleach
Название: Проснуться
Рейтинг: G
Статус: закончен
Размер: миди
Персонажи: Ичиго, Ренджи, Рукия и прочие
Аннотация: Куросаки был на удивление тихим и неразговорчивым, даже почти не реагировал на извечные подколы Абарая, и лейтенанту это не нравилось, хотелось растормошить мальчишку, вывести из этого состояния оцепенения.
Размещение: только сообщите

Прошло уже больше недели с тех пор, как Ичиго переселился в Сейретей на постоянное место жительства. Ренджи приставили к нему на первое время, и тот всюду за ним таскался, следя, чтобы этот рыжий придурок никуда не вляпался, пока командование не разберется с его определением. Но Куросаки был на удивление тихим и неразговорчивым, даже почти не реагировал на извечные подколы Абарая, и лейтенанту это не нравилось, хотелось растормошить мальчишку, вывести из этого состояния оцепенения. А потому он потащил его шататься по Руконгаю, по самым злачным местам, надеясь вызвать интерес, смущение, ярость – да хоть что-нибудь, кроме этого пугающего противоестественного равнодушия. Но не помогла даже прогулка по улице красных фонарей – Ичиго лишь бегло глянул на обстановку и ускорил шаг, одним взглядом отпугивая назойливых представителей древнейшей профессии и стараясь поскорее миновать неприятное место. Ренджи выдохся, запас идей себя исчерпал. Вечерело. Ветер оглаживал кожу предвестием осенней прохлады. И вот они стояли на небольшом мостике и молча смотрели, как редкие закатные лучи пробивались сквозь затянутое облаками небо.

Абараи глубоко вздохнул и скосил глаза на Ичиго, уже несколько минут странно глядевшего на воду. И тут дурную лейтенантскую голову посетила гениальная, по его мнению, мысль, которую он, не долго думая, воплотил в жизнь. Попросту говоря, с ехидной ухмылкой сбросил задумчивого приятеля в реку под аккомпанемент жалобно скрипнувших деревянных перил и плеска не по-летнему холодной воды. Ичиго вынырнул спустя мгновение с судорожным вдохом и нервно забил руками по воде, пытаясь придти в себя и удержаться на поверхности. Ренджи с веселым воплем прыгнул к нему, окатив немаленькой волной, и, надавив на рыжую макушку ладонью, снова загнал Куросаки под воду. Ичиго ожидаемо задергался, вырвался на поверхность и снова лихорадочно вздохнул.

- Ага! Проснулся, наконец!- подытожил Абараи, улыбаясь от уха до уха и продолжая свое черное дело.

- Ренджи, пре… кха-кха!..- рявкнул Ичиго, отбиваясь и глотая мутную от их барахтанья воду.

- А нефиг было ходить с такой… пфе!.. тьфу!.. с такой кислой рожей!- довольно скалился пакостник, надавливая на плечи юноши всем весом. Он и не думал останавливаться, когда этот мальчишка начал хоть как-то реагировать, напоминая прежнего, живого, себя. Смотрел на фыркающего и отплевывающегося Куросаки, уворачивался от его кулаков, сам откашливался, плевался и хохотал, отпуская ехидные комментарии.

С берега послышался знакомый голос, и, мельком глянув, Ренджи с трудом различил сквозь брызги Рукию, казавшуюся отчего-то взволнованной.

- Прекрати, мать твою!- снова вынырнув, как-то отчаянно проорал Ичиго, и Ренджи, наконец, почувствовал, что что-то не так и отпустил его.

- Блин…- фыркнул лейтенант, непонимающе глядя на друга. Куросаки дергано поплыл к берегу, как-то суетливо и несколько бестолково загребая руками. Чертыхнувшись и почувствовав, что замерзает без движения, Ренджи поплыл следом. Ичиго тем временем выполз на мелководье, и отплевывался, встав на четвереньки. Рукия обеспокоенно подскочила к нему и попыталась помочь встать, но парень оттолкнул ее руку, бросил что-то резкое и, рывком поднявшись, быстро зашагал прочь, вытрясая воду из волос. Девушка напряженно смотрела ему вслед, закусив губу, но догнать не пыталась.

- Блин, да что за хрень с ним творится?- раздраженно буркнул Абараи, выходя на сушу.- Ну, хоть отморозился немного, зомбяк гребанный…

- Ренджи…- тихо позвала Кучики. Тот удивленно поднял брови, прекращая выжимать съехавший к уху хвост. Рукия явно боролась с желанием дать ему по голове.- Ты идиот, Ренджи.

- Да что такого-то? Ну, подумаешь, окунул его пару раз, что истерить-то сразу!- разозлился он. И осекся, встретившись взглядом с подругой.

- Его утопили.

Абараи стремительно холодел, осознавая.

***

Ичиго шагал как можно быстрее, намеренно печатая шаг, стараясь заглушить дрожь в ногах. Бесит, бесит, бесит! И этот взволнованный взгляд Рукии, так похожий на жалость, и это придурок Абараи, уже больше недели не оставлявший его в покое. Но больше назойливого внимания бесило то, что временами Ичиго замечал как внезапно серьезно и цепко Абараи его разглядывает украдкой. В такие моменты юношу пронзало острое ощущение, словно Ренджи пытается пробиться через столь тщательно выстраиваемую броню. А сегодня Куросаки почувствовал, что еще немного, и она даст трещину – и вот это действительно испугало, заставив нутро сжаться. И закрыться еще сильнее, пряча эмоции все глубже.

Наконец, решив, что отошел достаточно далеко, Ичиго остановился, прислушавшись к реацу. Идти за ним, похоже, не собирались ни Рукия ни Ренджи, и юноша облегченно вздохнул. Меньше всего он сейчас хотел видеться с кем бы то ни было из знакомых. После всего этого Рукия наверняка рассказала Ренджи то, что знала, а, значит, теперь следовало ожидать этой мерзкой зубодробительной жалости еще и от Абарая… А знала Рукия немало. Хоть и не видела его искореженного, посиневшего тела во всей красе, как «посчастливилось» всему школьному двору, где его собственно и выкинули в самый разгар учебного дня… Куросаки всегда умел находить проблемы на свою задницу, но тогда он особо отличился - можно сказать, превзошел самого себя. Слишком привык, что его окружают либо гордые и благородные противники, либо шваль, которая прет напролом, пытаясь взять количеством. И оказался не готов к дротику со снотворным из-за угла.

Но какой же он дебил… Нет, Ичиго и раньше знал, что от Абарая можно ждать чего угодно, но все-таки эта выходка стала для него полной неожиданностью. И надо же было ему додуматься до… до этого именно сейчас!
Воспоминания, которые парень так старался забыть, вспыхивали в голове слишком ярко, легкие сжимались, не давая вдохнуть, мышцы сводило от подкатывающей паники.

Вода. Вода всюду, обволакивает, холодит свежие раны, давая ложное минутное облегчение боли. Кости трещат, ломаясь, в попытке освободиться от веревок и вынырнуть наружу, вырваться на поверхность, в глазах мучительно темнеет, нестерпимо хочется вдохнуть. Тело не слушается, узлы на веревках разбухли от воды и затянулись совершенно намертво. Каждый новый рывок лишь еще больше калечит запястья, но на боль от переломов уже перестаешь обращать внимание, когда вода начинает заполнять легкие - медленно, тягуче, омерзительный привкус хлорки забивает рецепторы, тело сотрясается в судорожных попытках вытолкнуть жидкость наружу, и в груди все просто полыхает, горит нестерпимым огнем, разрывается. И над всем этим, апофеозом личного апокалипсиса,- острое осознание собственной беспомощности и паника-паника-паника.

Нервная дрожь не желала униматься, усиливаясь от пробирающего до костей холода. Ичиго обхватил себя за плечи и, прислонившись спиной, сполз по дереву на землю, съеживаясь в комочек.

Он так устал…

***

- Эй, Ичиго…- неловко окликнул Ренджи. Парень продолжал сидеть на энгаве, едва наклонив голову, давая понять, что услышал, но не обернувшись. Немного потоптавшись, Абараи тихо подошел и сел рядом, уставившись на знаменитый сад клана Кучики безразличным взглядом. Ему явно было не до эстетики, но посмотреть на Куросаки он почему-то не решался. Тишина вязко тянулась, разрываемая тихим журчанием ручья и мерным постукиванием шиши-одоши.- Ичиго…

- Проехали,- сухо перебил юноша невысказанные извинения, поджимая одну ногу и обнимая ее руками. На Ренджи он так и не глянул.

Время шло, вода журчала, бамбук стучал.

- Расскажешь, что случилось?- тихий голос лейтенанта показался неожиданно громким.

- Зачем?- проронил Ичиго, когда Абараи уже и не надеялся услышать ответ.

- Легче станет.

- Кому?

- Ну не мне же.

Молчание.

Темнота сгущалась. Солнце уже давно скрылось за горизонтом, уступив место луне, окрасившей все вокруг в мертвенно-холодные оттенки с хищными черными тенями.

- Мне тоже.

- Что?- не понял Ренджи. Он никак не мог разобрать в темноте выражения лица Ичиго.

- Мне тоже от разговоров легче не станет,- сказал, как отрезал. Одним движением почти бесшумно поднялся и, бросив на прощание «спокойной ночи», скрылся в доме.

Ренджи тяжело вздохнул. Да, это будет нелегко.

***

Бьякуя проснулся от легкого укола чужого страха. Стояла глубокая ночь, все жители поместья уже давно должны были спать, кроме дозорных, обходящих территорию. Чужие эмоции были приглушенными, наверняка другие обитатели не обратили бы на них внимания, даже бодрствуя, но глава клана Кучики очень не любил, когда кто-то в его доме внезапно испытывает такой страх. Тем более ночью. Как правило, это не сулило ничего хорошего.

Быстро и бесшумно поднявшись, он, наспех запахнув домашнюю юката, как можно тише направился к источнику беспокойства. Тот обнаружился у пруда с карпами. Бьякуя озадаченно остановился неподалеку, пряча духовную силу и оставаясь незамеченным в тени. Одинокий фонарик рядом с деревянным мостиком давал тусклое освещение, но его было достаточно для привыкшего к темноте зрения. Его взору предстал Куросаки Ичиго в одних хакама, подвернутых чуть выше колен, – наглый чужак, похоже, решил поохотиться на драгоценных фамильных карпов.

Хотя, какой он теперь чужак? Называя его так по привычке, Бьякуя прекрасно осознавал, что дерзкий мальчишка уже давно с руками и ногами влез в их мир, успев оставить слишком много следов, чтобы можно было сделать вид, что он здесь чужой. Тем более теперь, когда он живет в его поместье, пусть и временно. Куросаки можно было простить многое, но если этот нахал все же посягнет на фамильную реликвию, уже не один век живущую в одном из самых знаменитых водоемов Сейретея, Кучики спуску ему не даст. Порешив так для себя, Бьякуя продолжил наблюдение, дабы поймать преступника с поличным.

Но Куросаки отчего-то не спешил. Он стоял по щиколотку в воде, и волны страха расходились от него, постепенно затихая. Вот юноша глубоко вдохнул и сделал неуклюжий маленький шаг вперед, взмахнув руками, как будто мог потерять равновесие на ровном дне, усеянном небольшими аккуратными камешками. Еще шаг, не менее неуверенный. Страх становился отчетливее. Каждый раз Ичиго замирал, словно привыкая к чему-то неприятному. Паузы между движениями становились все дольше. Еще несколько шагов и парень окончательно замер, обхватив себя руками и ссутулившись, как будто замерз. Вода почти доходила до колен. Сквозь ночную тишину Кучики показалось, что Куросаки что-то бормочет себе под нос. Уж не пьян ли он? Бьякуя уже усомнился, что дело в карпах. Подувший ветерок едва заметно всколыхнул поверхность пруда, и вода мягко плеснула по ногам мальчишки. Тот вздрогнул, сжавшись сильнее, бормотание стало громче и отчетливее.

- Отбрось свой страх… Иди вперед, шагай вперед… Шагай, черт тебя подери!.. Куросаки, не будь такой тряпкой, это всего лишь вода!..- разобрал Бьякуя. Мгновение удивления сменилось пониманием, когда Кучики вспомнил мельком виденный отчет о смерти юного недошинигами. Вот значит как… - Отбрось… свой…- голос дрожал.- Отбрось страх… Шагай…

Эмоциональный фон медленно, но верно выравнивался, и вот Ичиго уже готов сделать следующий шаг. Бьякуя поймал себя на том, что невольно задержал дыхание. Эта ожесточенная борьба с собой завораживала.

Шаг. Пауза. Вдох. Шаг. Пауза. Вдох. Шаг. Шаг. Еще шаг. Вода коснулась завернутого края хакама. Парень уже робко водил кончиками пальцев по водной глади. Казалось, еще чуть-чуть и страх отступит окончательно, но… Пресловутый карп звонко плеснул в метре от Куросаки, окатив его россыпью сверкнувших в свете фонаря капель. Ичиго шарахнулся, оступился на скользких камешках и, раскрыв рот в беззвучном крике, завалившись назад, с головой ушел под воду. И вот тогда воздух наполнился паникой. Бьякуя, резко выдохнув, качнулся вперед, но вновь замер, увидев взметнувшиеся брызги. Юноша лихорадочно глотал воздух пополам с водой и скорее полз, чем выходил на берег, то и дело пытаясь встать и снова оскальзываясь. Выбравшись на берег, он завалился на бок, откашливаясь, сотрясаемый крупной дрожью, граничащей с судорогами. Кучики колебался. Если мальчишка наглотался слишком много воды, подойти придется, но, если в этом нет необходимости, вмешательство сейчас может сделать только хуже. Это его битва, и никому не было позволено в нее вмешиваться. Ичиго затих, успокаиваясь, выравнивая загнанное дыхание. Страх сменялся яростью.

- Черта с два!- отчетливо произнес он, приподнимаясь и впечатывая кулак в землю.- Черта с два!
Бьякуя вздохнул. Нет-нет, это не было облегчением. Он нисколько не волновался за этого наглеца. Только отчего-то уголки губ норовили едва заметно приподняться. Кучики развернулся и неспешно направился к поместью, так же беззвучно, как и пришел.

Мальчишка не желает сдаваться. А значит, он справится.

***

Мысли упорно сворачивали не в то русло, не желая принимать рабочий настрой. День не задался с утра - похоже, дела в отряде сегодня не заладятся. Разве что лейтенант Кучики переложит свои обязанности на комедийный офицерский дуэт. Рукия в сердцах пнула подвернувшийся под ногу камушек. Ну, вот чего ей стоило раньше вот так же, как вчера, в двух словах, объяснить Ренджи ситуацию? Одна короткая фраза - и не было бы этого неприятного инцидента на реке. Ну да, Куросаки просил ее не распространяться. Потому она и в Руконгае не рассказала Абараю, что произошло, только бросила те короткие слова, полюбовалась на его вытягивающееся лицо и ушла, не дожидаясь потока вопросов. Позже друг подходил, пытался что-то выспрашивать, но девушка добавила лишь, что, если он хочет узнать больше, пусть спросит у Ичиго. Она дала слово, значит, она его сдержит. Если друг не хочет, чтобы окружающие знали о подробностях его смерти – так тому и быть, это его право.

Вода. Кто бы мог подумать, что все так обернется… Упрямый рыжий осел снова забил голову всякой ересью, вот только в этот раз Рукия решительно не знала, как вправить ему мозги, не изранив его душу еще больше. Привычная шоковая терапия в исполнении «доктора» Абарая явно пошла только во вред. Оставить все, как есть, девушка решительно отказывалась. Но и выхода из ситуации придумать не могла.

- Кучики-сан, вас что-то беспокоит?- Рукия удивленно хлопнула ресницами, наконец, замечая заглядывающего ей в лицо капитана Укитаке. Он, склонившись, чтобы удобнее было наблюдать за собеседницей, улыбался своей доброй улыбкой, излучая внимательными умными глазами тепло. Длинные белые пряди чуть колыхались на ветру. Один только его вид действовал на людей успокаивающе – девушку всегда поражала эта его способность.

- Нет-нет, все в порядке, капитан, с чего вы взяли?- замахала руками юная аристократка, пряча смущение и беспокойство под привычной маской хладнокровной вежливости.

- Вы не ответили на мое приветствие, и мне пришлось окликнуть вас трижды прежде, чем вы отреагировали. И поскольку я не припоминаю за собой проступков, которые могли бы настолько ввергнуть меня в немилость, полагаю, что вы чем-то обеспокоены,- понимающе улыбнулся Джууширо, слегка склоняя голову набок.

- Ох, простите, капитан! Доброе утро!- Рукия почувствовала, что краснеет, словно малолетние ученицы из генсейской школы Ичиго, когда их отчитывали учителя.

- Смею предположить, что вы волнуетесь за Куросаки-куна? Когда я видел его в последний раз, он выглядел довольно болезненно. Да и духовная сила все никак не придет в норму.

С девушки стремительно сползала оболочка веселой непринужденности. Глупо пытаться скрыть что-то от одного из старейших и мудрейших капитанов Готея. А потому она просто молча кивнула, подтверждая его догадки.

- Вы не против пройти со мной в кабинет и выпить немного чая? Он так хорошо прочищает мысли ранним утром. Тонизирует, бодрит, заряжает энергией.

- Но, у меня столько дел…- неловко начала она, понимая, во что выльется это чаепитие.

- Ничего, они подождут,- мягкая улыбка отрезала пути к отступлению с остротой бритвы.

Рукия тяжело вздохнула и робко последовала за мужчиной. Похоже, разговор по душам неизбежен… Что ж, может, оно и к лучшему. В конце концов, кто, если не капитан Укитаке сможет дать по-настоящему дельный совет?

Несколько минут спустя, юная Кучики сосредоточенно разглядывала плавающую по кругу одинокую чаинку в своей чашке. Капитан Укитаке не торопил ее расспросами, деликатно делая вид, что наслаждается ароматом собственной кружки. А может быть, действительно наслаждаясь. Рукия время от времени кидала на него взгляд из-под опущенных ресниц, напряженно ожидая подробного допроса в мягкой непринужденной форме. Однако минута шла за минутой, но разговор так и не начинался. Девушка неуютно поерзала на татами, сделала неуверенный глоток и задумалась. Начать разговор об Ичиго самой или попытаться найти предлог, чтобы уйти? Погруженная в свои размышления она вздрогнула от неожиданности, когда капитан произнес негромким глубоким голосом:

- Раненая душа.
Мечется в темноте.
Дайте ей тепла*,- он рассеянно, без намека на улыбку, смотрел в окно, словно просто рассуждал вслух сам с собой, забыв о присутствии своего лейтенанта. Кучики не знала, кто автор хокку, но строки заставили сердце тревожно сжаться. На подоконник вспорхнула маленькая садзаки**, замерев на несколько долгих секунд, внимательно глядя в карие глаза. Мужчина улыбнулся ей всем лицом, но не губами, как умел только он, и птичка, помедлив еще немного, сорвавшись с места, умчалась вдаль. Укитаке с благородной неторопливостью, завораживающей своей естественностью, отпил из чашки.- Страх воды – один из самых сложных в преодолении страхов. Самостоятельно с ним справиться практически не возможно,- капитан все так же смотрел на пейзаж оконного холста. Рукия давно забыла про остывший чай в своих руках.- И, несмотря на то, что Куросаки-кун уже не однократно доказывал нам, что привычные границы невозможного не для него, оставлять его справляться с этим в одиночку довольно жестоко. Ему сейчас как никогда нужна поддержка, но сам он будет отрицать это всеми фибрами души, видя в этом проявление собственной слабости,- капитан замолчал, и Рукия поняла, что все это время слушала затаив дыхание и подавшись вперед всем телом.- Помочь заблудшему воину, не ранив его гордость – великая по сложности своей задача.

- И что же делать?- неожиданно для нее самой вырвалось у юной Кучики. Вряд ли она осознавала, сколько ожидания и надежды было в ее глазах в тот момент.

Капитан Укитаке наконец перевел взгляд на девушку и мягко улыбнулся:

- Все очень просто. Найдите опору.

***

«Найдите опору»… Легко сказать! Рукия раздраженно сопела, уставившись на камни небольшого сада на территории отряда, словно пытаясь взглядом стереть в порошок монолитные изваяния. Мысль ускользала от нее, подобно этим самым породам в совершенном японском саду камней***. И Кучики не оставляло ощущение, что она просто не может найти нужную точку созерцания, чтобы наконец увидеть все элементы композиции и понять суть, отыскать решение. Каждый раз подходя к проблеме с новой стороны, она упускала что-то важное.

- Эй, преступница!- весело раздалось за спиной. В следующий момент Кучики обнаружила у себя на плече маленькое розововолосое чудовище, которое почему-то так любили в 11-м отряде. Вот только Ячиру сейчас не хватало…- Ты не знаешь, почему рыжик такой грустный ходит?

- Не знаю. И я не преступница,- проворчала Рукия. Она в принципе ничего не имела против маленькой лейтенантши, но в этот конкретный момент девушка решительно хотела побыть одна, чтобы собраться с мыслями и поймать, наконец, за хвост ускользающий ответ.

- Преступница, преступница!- весело протараторила Кусаджиши. Рукия раздраженно прикрыла глаза, давя в зародыше желание поймать мелкую негодницу и надрать ей задницу. Привычку давать людям прозвища в самом непоседливом лейтенанте Готей было не искоренить – хотя пробовали многие, как правило, ничем хорошим это не заканчивалось.- Ну, ты же знаешь, что с Клубничкой! Скажи-скажи-скажи!- заканючила она.- Кенпачику скучно, а рыжик грустит! И Ананасик ходит сам не свой! Они с Ичи поругались?

- Не знаю, с чего ты взяла?- с деланным безразличием ответила Кучики.

- Ты глупая что ли?- надула губки Ячиру.- Ананасик же все время с Клубничкой ходил везде, а теперь вдруг один ходит. И я видела, как рыжик свернул за угол, когда Ананасика увидел!

Рукия тяжело вздохнула. Еще одна головная боль на ее несчастную головушку. Помирить этих двух упертых баранов. Мало ей было проблем?

- А еще рыжик какой-то пыльный весь ходит и грязнючий – Красавчик при его приближении весь передергивается!- хихикнула девочка.

Да, с этим тоже надо было что-то делать. Но как заставить Ичиго зайти в онсен, приблизиться к воде, когда проконтролировать процесс купания самой не получится в силу… определенных физиологических отличий и морально-этических норм. Нет-нет, в купальню она с этим придурком точно не полезет!

- Ой, Преступница, а что это ты покраснела?- удивленно спросила Ячиру, без малейшего стеснения тыкая Кучики в щеку и пристально разглядывая. Это оказалось последней каплей терпения представительницы благородного клана, и она с рыком схватила нахалку за шиворот, держа перед собой на вытянутой руке.

- Значит так!- грозно насупила брови юная шинигами.- Во-первых, я не преступница! Во-вторых, что происходит с Ичиго – его личное дело! И, в-третьих, у меня полно работы!

С этими словами шинигами разжала руку и, резко развернувшись, стремительно направилась прочь, пока это маленькое стихийное бедствие не успело опомниться.

- Фи, странная какая,- надулась Ячиру. Впрочем, спустя секунду она широко улыбнулась и с радостным криком: «Дядя Белячок!» кинулась к некстати появившемуся капитану 13-го отряда, забыв о младшей Кучики.

А та тем временем продолжала путь по территории отряда, возвращаясь к прерванному потоку мыслей. Вот Абараю только намекни про возможность искупаться в шикарном персональном онсене поместья Кучики – тот прилетел бы со скоростью, приближенной к непревзойденному шунпо нии-сама. Но Ичиго сейчас совершенно не до роскоши, тем более, что посторонних он к себе не подпустит, пока рядом будет вода. Но кого можно отправить вместе с ним? Этот кто-то должен быть достаточно близок к рыжему и одновременно посвящен в проблему Куросаки. В голову не приходило никого, кроме Абарая. Ну, в самом же деле, не к многоуважаемому же брату идти с подобными просьбами! Но этот красноволосый бабуин со своей выходкой… Теперь Ичиго его к себе близко не подпустит, пока рядом есть хотя бы намек на водоем. Хотя… Если он не будет знать, что Ренджи тоже придет в купальню, то деваться ему будет некуда – не убежит же он при его появлении, гордость не позволит. Да и для давнего друга будет шанс реабилитироваться… Решено!
_______________________________________________________
_________________________________________
____________________________

*Хокку Александра Россова

**Садзаки - японский крапивник (совр. мисодзай) - божество входа в потусторонний мир у айнов ("Нихон сёки", правление Нинтоку). Садзаки - популярный персонаж японской древности - самая маленькая птичка в Японии (ок. 5 см). Еще одно свидетельство связи ее с потусторонним миром: крошечное божество Сукуна-бикона, удалившееся в страну Токоё, одет в платье из перьев этой птички.

***Один из видов построения совершенного японского сада камней предполагает, что из 7-ми возможных точек созерцания все камни видны только с одной из них, в остальных же видно на один камень меньше.


***

- Йо, Ичиго!- приветственно оскалился Абараи из воды. Судя по всему, он тоже пришел сюда совсем недавно.

…Первым порывом рыжего было позорно сбежать. Но, едва дернувшись, он остановился, понимая, что окончательно перестанет себя уважать в этом случае.

Второй мыслью было желание прибить Рукию, которая никак не могла не знать, что в купальне он окажется не один. Все продумала, засранка мелкая, и время четко рассчитала.

И третьей посетившей его мыслью было то, что единственный выход из сложившейся ситуации – побыстрее со всем этим разделаться и с чистой совестью (и телом) вернуться в свою комнату. Понадежнее поправив полотенце на бедрах, Куросаки подавил тяжелый вздох и, кивнув лейтенанту, двинулся к стеллажу с ванными принадлежностями, огибая бассейн по приличной дуге. Он был твердо намерен свести контакт с жидкостью к минимуму, ограничившись тазиком и вехоткой. Следивший за его нехитрыми манипуляциями Абараи существенно нервировал, но Ичиго молчал, боясь, что начав огрызаться, выдаст свое состояние.

Время текло, и парень настолько сосредоточился на необходимости бороться с отвращением от ощущения обволакивающей мокрой прохлады, на движениях почти насухо отжатой мочалки по коже, что забыл о безмолвном присутствии друга.

- Эй, рыжий,- окликнул Ренджи и, дождавшись, когда Ичиго обернется, легонько брызнул на него водой. Парень шарахнулся, распластавшись по полу и чуть не опрокинув стоявший рядом тазик.

- Т-ты!..- ошарашено выдохнул Куросаки, нервно отирая себя руками, словно пытаясь стряхнуть уже растекшиеся капли. Он мелко прерывисто дышал, шаря по онсену расширенными глазами.- С-с… ск-коти…на!- заикаясь, выдавил он, наконец, сквозь стиснутые зубы. Желваки на челюстях ходили ходуном – похоже, мышцы сводило.

Абараи внимательно за ним наблюдал, положив голову на сложенные на бортике руки. Лицо его снова приобрело непривычную серьезность.

- Ты ведь понимаешь, что с этим надо что-то делать, Ичиго?- спокойно проговорил он, скорее констатируя факт, чем спрашивая.- Сам видишь, что становится хуже - всего несколько капель, а тебя уже колотит,- молчание было ему ответом. И подобные «диалоги» начали порядком надоедать.- Я могу помочь…

- Мне не нужна жалость!- бросил Ичиго, сжимая кулаки до побелевших пальцев. И напрягся, изо всех сил унимая дрожь.

- Э?- скептически приподнял бровь Абараи.- Жалость? Куросаки, ты долбанулся? Делать мне больше нечего. Еще раз услышу от тебя подобную чушь – снова прополоскаю, как в Руконгае, понял?

И опять молчание. Терпение лейтенанта начинало трещать по швам. И в тот момент, когда он действительно был готов окунуть мальчишку в воду, тот тихо проговорил:

- Я пытаюсь, Ренджи. Я действительно пытаюсь.

От этого тихого голоса вся злость Абарая будто растворилась, внутри на мгновение неприятно царапнуло чувство вины за недавнее желание. Нынешний вид рыжего лейтенанту категорически не нравился. Поизучав скрюченную, вот сейчас действительно жалкую, фигуру друга еще немного, Ренджи закатил глаза и, развернувшись, с тяжелым вздохом опустился под воду с головой.

Спустя довольно продолжительное время медленно вынырнул и, утерев лицо широкой ладонью, вновь посмотрел на Куросаки. Тот так и не шевельнулся, но уже заметно успокоился.

- Так,- решительно выдал Абараи, в который раз уже не выдерживая гнетущего молчания.- Если ты сейчас же не сделаешь рожу попроще, я снова тебя обрызгаю. И на этот раз не парой капелек. Считаю до трех. Раз…

- Что?.. Ты! Придурок, только попробуй!- взвился Ичиго.

- Вот. Так-то лучше,- усмехнулся Ренджи, отмечая, что злости во взгляде друга значительно больше, чем страха.

- Идиота кусок,- фыркнул Куросаки, тряхнув головой и нахохливаясь.

- Может быть,- спокойно ответил лейтенант. И прикусил немного нижнюю губу, подбирая слова.

«Прекрати, мать твою!»- в том крике было столько отчаяния, как Абараи мог его не заметить сразу?.. Действительно, идиот.

- Знаешь, Ичиго... Нет ничего позорного в том, чтобы принять помощь, когда она действительно необходима, - не дождавшись реакции, да и не особо на нее рассчитывая, Ренджи продолжил:

- Чего ты боишься? Что я посчитаю тебя слабым, перестану уважать? Блин, да я перед тобой рыдал, стоя на коленях! И вот скажи – ты ко мне стал хуже относиться? Неужели ты настолько мне не доверяешь? - Куросаки удивленно вскинул голову.- Или считаешь, что я настолько хуже тебя, что стану презирать друга за проявление человечности?- карие глаза наполнились растерянностью.

- Я…

- Считаешь?

- Н-не в этом…

- Или просто не доверяешь?

- Просто…

- Ты не считаешь меня другом?

- Это не…

- Думаешь, я способен предать товарища в трудную минуту?- рыжий, ошарашенный таким напором, только поспешно замотал головой, отрицая подобный бред.- Просто позволь помочь.

- Как?- только и смог ответить Ичиго севшим голосом.

- А вот это уже другое дело,- с изрядным облегчением вздохнул Абараи.- Ну, для начала…- парень завертел красной макушкой, оглядываясь. Вода доходила ему до середины груди, колыхаясь от порывистых движений, и едва слышно плескалась о бортик. Наконец он кивнул, что-то для себя решив, все так же серьезно посмотрел Куросаки в глаза и протянул к нему руки.- Для начала, иди сюда.

- Ты издеваешься?- прошипел рыжий. Ренджи только мотнул головой, не разрывая зрительного контакта и не опуская рук.- Нет, ты все-таки…

- Не доверяешь?- перебил лейтенант. Ичиго смотрел на друга, стиснув зубы. Разумеется, доверял. И они оба это знали. Глупо было сейчас сомневаться в человеке, который уже не раз и даже не два прикрывал твою спину. Абараи чуть отступил вглубь бассейна. - Я не прошу тебя залезать в онсен полностью. Попробуй хотя бы опустить в него ноги.

Куросаки снова начало потряхивать. После того злополучного ночного падения он, как ни пытался, так и не смог больше зайти в воду. Юноша чувствовал, что если так будет продолжаться и дальше, ситуация только усугубится, но одна мысль даже о частичном погружении вызывала у него отвращение и дикий животный ужас сродни тому, что он испытывал, убегая от Урахары по подвалу. Но там противник был один – такой же осязаемый человек, как и он сам, честный бой, глаза в глаза. А здесь – борьба со стихией, с самой природой. Воду не разрежешь мечом, не ударишь кулаком, с ней бесполезно биться физически. Грубая сила была бессмысленна, а к такому Ичиго категорически не мог привыкнуть. Черт подери, да даже с собственным Пустым было сражаться проще!

Вода… Как же он ненавидел воду. Все самые ужасные воспоминания его жизни были в той или иной мере связаны с ней.

Дождь – смерть мамы. Запах железа, холод остывающего тела на руках, промозглые капли, стекающие за шиворот по спине.

Дождь – самая страшная стычка с уличной бандой в его жизни, когда он чудом добрался до дома, свалившись на руки отца. Тогда он чуть не погиб от потери крови. Впервые.

Дождь – проигранный бой с Удильщиком. И пусть тогда противник сбежал, напуганный грозящим поражением, юноша все равно воспринимал это, как свой провал– не смог отомстить, позволил уйти.

Дождь – Рукию забрали в Сейретей на казнь.

Вода, затопившая внутренний мир, слезы Зангецу – Финальная Гетсуга. Бессилие.

Дождь – подчиняющие, давшие надежду и тут же ее растоптавшие.

И, наконец, вода – чертов бассейн в пригороде Каракуры. Позорнейшая смерть от рук мелкой шайки обдолбавшихся наркоманов. Один из них додумался взять ружье отца-ветеринара, предназначенное для усыпления и отлова диких зверей. Видимо тогда он был еще в состоянии соображать. Что может быть унизительнее для человека, прошедшего сотню опаснейших сражений, чем погибнуть по прихоти воспаленного мозга болванов, которых с легкостью отлупил всего несколько дней назад? Ичиго даже так и не смог вспомнить, за что и когда он их отделал. А вот они запомнили… Юноша до последнего не верил, что они его убьют. Возможно именно поэтому друзья почувствовали неладное слишком поздно и не успели придти на помощь. И после никак не могли найти его внезапно заблокировавшуюся реацу, пока он, шатаясь, не пришел к магазину Урахары спустя три дня. Полиция схватила тех ублюдков почти сразу, они оставили слишком много улик. Да что говорить – они и не пытались их скрыть, просто плавая в наслаждении вседозволенностью, подаренной наркотическим дурманом. Однако главное они сделать успели – пути возвращения в мир живых для недошинигами были надежно отрезаны. Да и реацу никак не хотела приходить в норму, оставаясь на очень не стабильном низком уровне.

С чего бы он так не любил эту чертову воду?..

- Долго ты на меня таращиться будешь, Куросаки?- не меняя позы, проворчал Абараи. Ичиго прикрыл глаза, глубоко вдохнул и медленно, но решительно направился к другу. Шаг. Два. Три. Четыре. У самого бортика замер, изрядно растеряв запал.- Вот, отлично. Руку давай.

- Обойдусь,- скривился парень, присаживаясь на одно колено и нервно глядя на водную гладь. Ренджи руки опустил, но готовился в любой момент поддержать. Ичиго выглядел, как человек, который никак не может решиться прыгнуть с большой высоты. Он то и дело напрягался и едва заметно подавался вперед, будто решившись наконец, и вновь замирал. Кадык ходил ходуном от судорожных сглатываний пересохшего горла.

Минута. Вторая.

- Эй…- окликнул Абараи.- Посмотри на меня,- карие глаза ответили ему выражением загнанного зверя.- Это всего лишь вода. Видишь, я же в ней стою спокойно? Все в порядке. У тебя получится.

Куросаки снова скривился, но дрожь немного ослабла. Еще раз глубоко вздохнув, юноша с обреченностью дотронулся ступней до воды, словно готовился проститься с конечностью навсегда. Ногти на сжавшихся в кулаки руках, соскользнув, царапнули мокрый кафель бортика. Нога дергано погрузилась по щиколотку, Ичиго явно прилагал усилия, чтобы не выдернуть ее обратно. С титаническим трудом парень опустил ногу до конца. Дело за малым – повторить то же самое со второй… Что может быть легче, не правда ли? Кулаки побелели от напряжения.

-…иго,- донеслось до Куросаки сквозь шум крови в ушах.- Ичиго!- запястье накрыла шершавая ладонь. Юноша перевел остекленевший взгляд на руку, затем на ее обладателя, отстраненно вспоминая, что это же Ренджи. И что, кажется, он хочет помочь.- Все в порядке, слышишь?- тот скорее машинально кивнул, едва ли отдавая себе отчет в том, что намертво вцепился в Абарая.- Все хорошо, я рядом, я тебя держу. Ты никуда не упадешь,- говорил шинигами, настолько успокаивающим тоном, на какой вообще был способен.- Если что, я тебя тут же вытащу. Ты справишься, тут нет ничего страшного…

- Ренджи.

- Что?

- Заткнись.

- Кхм…

Ичиго все так же не замечал, что пальцы до жутких синяков стискивали чужое запястье. И Абараи не собирался ему на это указывать – если рыжему от этого легче, пусть. Главное, что уже не отталкивал.

Вторая нога медленно придвигалась к краю бортика. Ее погружение прошло тяжелее, но, спустя несколько минут, Куросаки все же сидел, свесив ноги в бассейн. Он задыхался, как после долгого изнурительного бега. Ренджи с растущим беспокойством понимал, что все даже хуже, чем он думал. И что он, сам того не ведая, приложил руку к усугублению проблемы. Лейтенант осторожно накрыл ладонью вторую руку друга, заглядывая в бледное напряженное лицо снизу-вверх. Зря он это сделал. Жест, призванный послужить успокоением, произвел прямопротивоположный эффект. Кольцо пальцев, обхватывающее юношеское запястье, всколыхнуло в подсознании ощущение жестких веревок, впивающихся в кожу, что, в сочетании с прохладной водой, обхватывающей ноги, выпустило наружу волну всепоглощающей паники. Ичиго рванулся назад, вырывая руки и откатываясь от злополучного водоема, вскочил и загнанно заметался по комнате.

- Черт, черт, черт!- остервенело ругался он, с силой проводя ладонями по лицу. Он не знал, чего боялся больше: воды или того, что друг сейчас засмеется и с усмешкой скажет что-нибудь колкое. Сейчас Абараи засмеется. Вот прямо сейчас. Потому что это глупо, безумно глупо и нелепо, но юноша ничего не мог с собой поделать. - Я не могу!- отчаянно выкрикнул он, затравленно оглядываясь на друга.- Я не могу, Ренджи…- с тихой обреченностью повторил он, отчасти успокаиваясь, не заметив ни следа веселья на лице товарища.

- Все в порядке, Ичиго,- примиряющее поднял руки лейтенант, успешно скрывая свою растерянность столь резкой реакцией.- Не волнуйся, тебе просто нужно время. В следующий раз будет чуть легче – просто не будем торопиться.

Куросаки сжав зубы смотрел ему в глаза и болезненно остро чувствовал разницу в возрасте, которую раньше как-то благополучно не замечал, благодаря в основном мальчишескому поведению друга. Это осознание неожиданно уняло бушующее цунами в душе. Рыжий глубоко вдохнул, окончательно выравнивая дыхание, и кивнул, гладя на выбирающегося из воды Абарая.
Обретая опору.
Доверяя.

***

Ничего не получалось. После еще двух посещений купальни, закончившихся не менее плачевно, Ичиго стал избегать Ренджи. Мысль об онсене вселяла в него ужас, слишком сильно напоминая о том злосчастном бассейне. И стоило юноше увидеть друга, как он, не отдавая себе отчета в своих действиях, прятался или откровенно сбегал, прежде, чем успевал взять чувства под контроль. И не всегда оставался незамеченным. Позже корил себя последними словами, тихо ненавидя собственную слабость, обещая, что в следующий раз решится и… Сбегал вновь. Ренджи все понимал и бесился от подобного поведения, но держал себя в руках. Однако отловить рыжего засранца для воспитательной беседы никак не получалось, да и дел в отряде накопилось столько, что сложно было продохнуть. Рукия пыталась поговорить с Ичиго, но все старания оказались тщетны – парень привычно фальшиво улыбался, отшучивался и переводил тему, наглухо закрываясь от подруги. У девушки просто опускались руки. А Куросаки, казалось, стал еще более замкнутым, чем раньше, сведя любые контакты с людьми к минимуму. Мадараме с приятелями пару раз пытались затащить его на попойку, но парень ловко выкручивался, придумывая какие-то удивительно убедительные причины, сам порой поражаясь своему воображению. Однажды эти любители саке даже использовали тяжелую артиллерию в виде Матсумото, и Ичиго под страхом спарринга с Зараки не смог бы повторить, что такого он, заикаясь и краснея, наплел в тот раз. Единственное, что смог вспомнить – это умиленное лицо Рангику и ее попытку затискать его в своих… в объятиях. Все же месяцы практики двойной жизни на Грунте даром не прошли.

Он сам не понимал, зачем раз за разом приходил на территорию отрядов, когда всеми силами старался избегать встреч со знакомыми, которые пытались его растормошить. Это было похоже на какой-то изощренный акт самоистязания – загонять себя в угол, чтобы полностью занять мысли поиском путей отступления и не оставить себе ни секунды на то, чтобы вернуться к размышлениям о главной проблеме. Воде.

Неизвестно сколько бы все это продолжалось, если бы в один прекрасный день, в очередной раз бессмысленно слоняясь по территории Готея, Ичиго, свернув за угол, не столкнулся нос к носу с Абараем.

- Стоять!- рявкнул лейтенант, в последний момент хватая рванувшего было прочь парня за шиворот.- Куросаки, мать твою! Ты совсем охренел?!

- Это ты охренел, бабуин чертов! Отпустил меня, живо, пока я тебе руки не переломал!- не остался в долгу Ичиго, попытавшись с разворота заехать кулаком приятелю в челюсть.

- Мне не пришлось бы тебя держать, если бы ты не драпал, черт тебя подери!- сатанея, парировал тот, перехватывая удар и впечатывая парня спиной в стену.

- Я не убегаю!- неубедительно возмутился Куросаки, отводя глаза и борясь с желанием хорошенько потереть лопатки, которыми он весьма чувствительно приложился об каменную кладку.

- Да ла-а-адно?- с нескрываемым сарказмом протянул Ренджи, с трудом сдерживая злость.- И как это нынче называется? Тактическое отступление?

- Бля, пусти меня, никуда я не денусь!- проорал Ичиго Абараю в лицо, безуспешно пытаясь отвести его локоть от горла.

- Да, пожалуйста!- прорычал лейтенант, действительно резко отступая. И складывая руки на груди, чтобы справиться с желанием выбить из приятеля дурь. Куросаки кольнуло чувство вины, но врожденное упрямство в купе с благоприобретенной наглостью не позволили так просто капитулировать.

- Да, спасибо!- передразнило рыжее недоразумение, демонстративно отряхивая косоде.

Стоило Ренджи открыть рот для достойного и, судя по глазам, явно оскорбительного ответа, как…

- Здорово, народ! Что за шум, а драки нет?- прервал назревающий конфликт насмешливый голос.- По какому поводу кричим?

- Здравствуйте, капитан Хирако,- угрюмо поприветствовал лейтенант.

- Здрасте,- не менее угрюмо вторил Ичиго.

- У-у, как все запущено,- протянул Шиндзи, демонстрируя свои мелкие зубы. Он переводил цепкий взгляд с одного оболтуса на другого.- Не люблю запущенные случаи, сли-и-и-ишком много мороки,- скучающим тоном проговорил он, разворачиваясь и продолжая свой путь по улице. Двое, оставшиеся на месте, проводили его мрачными взглядами. Стоило им вновь уничтожающе уставиться друг на друга, как Хирако, отошедший на приличное расстояние, не оборачиваясь, поднял вверх руку, привлекая их внимание, и громко произнес, ни к кому не обращаясь: - Единственное, чего следует бояться – это самого страха,- повисла пауза.- А впрочем, к чему я это…- как ни в чем ни бывало, добавил он, и фыркнув что-то вроде «странная штука подсознание», все так же не оборачиваясь, махнул рукой на прощание и скрылся за поворотом.

- Кругом сплошные чудики…- проворчал Ичиго, несколько смущенно ероша волосы на затылке.

- Ну, так что же это было, если не бегство, а, Куросаки?- менее ядовито осведомился Ренджи, немного успокоившись после встречи с капитаном. Ответом послужило неразборчивое бурчание.- Не слышу,- продолжил давить он. Юноша, насупившись, смотрел в сторону. Сказать было нечего.- И, раз мы оба понимаем, что происходит, значит, переходим к следующему вопросу. Как долго ты собираешься бегать.

- Никак,- устало выдохнул недошинигами, все же посмотрев в глаза друга.- Никакого бегства, хватит с меня.

- Ну, наконец-то!- всплеснул руками Абараи.- Ты мне только одно скажи – нафига, нафига ты устроил весь этот цирк, когда я уже начал тебе помогать?

- Это… сложно,- уклончиво ответил Ичиго, направляясь дальше по улице.

- Нет уж, раз доверился мне, будь добр – объясни, что именно тебя заставило это сделать!- догнав и схватив за локоть, Ренджи довольно резко снова развернул парня к себе.

Юноша кусал губы, напряженно размышляя, стоит ли говорить другу правду, или попытаться что-то придумать. Но ничего убедительного в голову как назло не приходило. Да и стоило признать, что Абараи заслуживал знать правду, какой бы она ни была. Лейтенант мужественно сдерживал свой темперамент и послушно ждал, когда недошинигами соберет мысли в кучу.

- Я…- глубоко вздохнув, решился Ичиго.- Это… это случилось в бассейне, и я… мне… я не могу… Я пытаюсь, но… меня т-тошнить начинает от одной мысли… Мне не впервой со страхом бороться, но… Я не…

Ренджи со стоном выдохнул, закрыв глаза ладонью. Куросаки напрягся, сгорая от стыда, чувствуя себя последним слабаком, истеричкой, которая стоит и что-то невнятно лопочет. В тот момент, когда он уже готов был начать искать лопату, чтобы закопаться поглубже под землю от этого позора, Абараи выдохнул:

- Ну, не придурок ли?- убрал руку от головы и взглянул на мальчишку.- Э? Это что еще за рожа?- скривился он, увидев, что тот стоит истуканом, стараясь спрятать пылающее лицо за отросшей челкой.

В следующий момент окрестности огласило громкое:

- Оу-у! Больно же!- Ичиго старательно массировал пострадавший затылок, прожигая товарища злобным взглядом.

- Идиот! Потому что сразу надо было сказать, а не бегать от меня, как девка от маньяка!

- Сам ты девка!- тут же взвился парень, забыв, что только что чувствовал себя виноватым.

- Ладно, закрыли тему,- неожиданно спокойно ответил Ренджи, заставив Куросаки притихнуть удивленно от столь резкой перемены.- Раз такая хрень с бассейнами, значит, попробуем справиться в природных условиях. В реку или озеро ты пробовал заходить после… кхм… прогулки в Руконгае?

- Пробовал,- пробурчал рыжий, гадая, не послышались ли ему виноватые нотки в голосе Абарая.- В пруд кучиковский.

- И?- татуированная бровь, приподнявшись, изогнулась еще причудливее, хотя казалось, куда уж сильнее. Да ну, бред, конечно послышались.

- Легче, но все равно хреново,- Ичиго замолк, напряженно покосившись на появившуюся из-за злополучного угла группу шинигами. Рядовые поздоровались согласно уставу и, остановившись в отдалении, бросали заинтересованные взгляды на лейтенанта и странного чужака, за которым уже закрепилась слава бомбы замедленного действия и отличного источника развлечения. Похоже, они услышали крики и переругивания приятелей и явно хотели невзначай задержаться и посмотреть, не выкинет ли рыжий что-нибудь этакое и на сей раз, но, поймав взгляд хмурого Абарая, поспешно ретировались.

- Ну, раз легче, значит, пойдем этим путем,- резюмировал Ренджи, когда нежелательные слушатели скрылись из виду.- Я как раз только освободился, так что пошли в Руконгай. Пока кое-кто снова не втемяшил себе что-нибудь в башку,- многозначительно посмотрев на Ичиго, добавил он. Тот скривился, но промолчал – возразить было нечем.- Я знаю одно местечко у реки, где нам не будут мешать. А то тут проходной двор, не поговоришь даже нормально.

Куросаки кивнул, с мрачной решимостью последовав за приятелем. Настала пора взглянуть страху в лицо.

Лицо у страха оказалось очень даже ничего. Густая бамбуковая роща скрывала подступы к небольшой уютной заводи, притаившейся неподалеку от оживленной развилки реки, что располагалась ниже по течению. Мелкие аккуратные камешки раскрасили все вокруг разноцветными пятнышками, особенно красиво игравшими на солнце близ берега, на самой мели. Непуганые птицы оживленно перекликались друг с другом, выводя замысловатые музыкальные трели. Густая зеленая трава, мягкая даже на вид, местами подходила к самой воде. Людей здесь не было в основном благодаря памятной труднопроходимой роще, мешавшей пробраться в дивное местечко по суше, и довольно сильному течению ниже, мешавшему подобраться к заводи вплавь. Да и для купания место было не самое удачное: широкая река с мелким дном (чтобы зайти хотя бы по пояс пришлось бы преодолеть метров двадцать, не говоря уже о большей глубине), далеко от населенных пунктов, рыбакам или охотникам тоже нечем было здесь поживиться. Хотя речной поток здесь был несравненно спокойнее, чем ближе к развилке – можно было спокойно бродить, наслаждаясь живописными видами, руладами пернатых и водной прохладой, любовно оглаживавшей тело. Разумеется, если вы можете наслаждаться водой…

А разросшиеся бамбуки и сам Ичиго не раз помянул «добрым» словом, пока пробирался вслед за Ренджи, уверенно лавировавшим по только ему видимым лазейкам меж тонкими и обманчиво хрупкими стволами. Куросаки до сих пор чувствовал себя неловко от своей слабости. Плюс его бесило, что Абараи дотащил его до этой рощи на плече, подхватив без предупреждения, стоило им выйти за пределы Готея. И плевать, что он сам не мог сейчас использовать шунпо, и что так в разы быстрее. Это очередное доказательство его недееспособности заставило снова попытаться заехать лейтенанту по лицу, едва ноги почувствовали опору. Однако тот с невозмутимостью перехватил хук и остановил поток возмущения настолько спокойным и понимающим взглядом, что Ичиго просто подавился словами. Весь дальнейший путь он проделал молча, лишь время от времени нарушая тишину природы чертыханиями на злополучные растения.

Но место стоило пройденного пути – для цели их визита оно было идеально. Пока Ичиго скептически осматривал красоты дикой природы, его спутник, не тратя времени даром, разделся до фундоши и с энтузиазмом поспешил к реке.

- Е-мое, да это просто парное молоко!- воскликнул Ренджи, с удовольствием бродя по щиколотку в воде, дожидаясь, пока Куросаки снимет лишнюю одежду вслед за ним. Благо день был теплый, хоть и далекий от удушающей летней жары. Но тем лучше – можно было спокойно стоять под солнцем, не опасаясь теплового удара.

Ичиго рвения приятеля не оценил, но нашел в себе силы приблизиться к воде и даже смочить в ней ступни. Абараи к тому времени уже зашел по колено и наблюдал за подопечным, слегка щурясь от солнца. Погружение в реку проходило действительно несравнимо легче, чем в бассейн. Юноша достаточно быстро (за каких-то минут пятнадцать) зашел на глубину тридцати сантиметров, отвлекая себя игрой отсветов на разноцветном каменистом дне. И застыл.

- И?- спустя пару минут ожидания подал голос Ренджи.- Чего остановился-то?

- Заткнись,- огрызнулся рыжий. Широко распахнутые глаза не прекращали движения ни на секунду. Камешки на дне уже не казались настолько красивыми, игра света перестала приносить успокоение.

- Да сейчас, разбежался,- парировал лейтенант.- Раз уж начал так бодренько, так давай дальше топай.

Ичиго, скрипнув зубами, преодолел еще несколько сантиметров, все чаще напряженно сглатывая. Он то и дело сжимал и разжимал кулаки, пытаясь размять немеющие пальцы. Духовная сила снова наполнялась страхом, и Абарая это решительно не устраивало. Он не собирался оставлять другу время на размышления.

- Да сколько можно там топтаться!- раздраженно подстегнул он, спиной вперед заходя все глубже, не выпуская недошинигами из вида.- Давай-давай, левой, правой, левой, правой! Перебирай культяпками шустрее!

- Заткнись, я сказал!- еще более нервно отозвался Куросаки. Он никак не мог заставить себя сделать еще один шаг, чтобы позволить воде коснуться колен.

Абараи в ответ ехидно оскалился и сделал еще несколько шагов на глубину.

- Что такое, Куросаки? Ножки не держат?

- Захлопни варежку!- рявкнул Ичиго, качнувшись к шинигами. Но мелкие скользкие камешки разъехались под ступней, и парнишка, взмахнув руками, снова замер, остановленный плеском воды и всколыхнувшимися от кратковременной потери равновесия эмоциями.

«Да когда же ты уже разозлишься достаточно, чтобы забыть про страх…»- мысленно сетовал красноволосый. Ну ничего, уж в чем в чем, а в доведении до белого каления Абараи многим мог дать фору. Тем более, что Куросаки особым терпением никогда не отличался.

- Давай, малыш, еще пару шажочков, ты сможешь!- нарочито громко выдал Ренджи, широко разводя руки и отходя еще глубже.

- Макака ты красноголовая! Догоню – урою!- покрываясь красными пятнами, особенно ярко выделяющимися на общей бледности его кожи, ответил юноша.

- Кишка тонка!- «Ну, давай же…»- Да ты меня сейчас и пальцем тронуть не можешь!

Ичиго сделал еще пару шагов, но, рвано втянув воздух, снова отступил назад. Раньше уже давно бы в драку кинулся. Это оказалось труднее, чем думал Абараи.

- И это все?- «Да разозлись же!»

- Вот уж не думал, что ты такой трусливый ублюдок, Ренджи!- на лице Куросаки было откровенное презрение и разочарование. И страх, этот чертов страх!

- И это мне говорит сопляк с трясущимися коленками!- «Ну, Ичиго, прости, ты не оставляешь мне выбора…»- Что, малыш уже хочет к мамочке? Ну, так прости, ее тут нет! Ах, да, ее же вообще нет…

Куросаки словно окаменел, и духовная сила на миг замерла вместе с ним. Страх исчез, чтобы в следующий миг смениться волной обжигающей ярости.

«Похоже, получилось…»

Вода с шипением начала расходиться кругами от недошинигами, который, отмерев, начал стремительно надвигаться на лейтенанта.

- Бля..- тихо выдохнул Абараи, встретившись с ним взглядом. Страха там действительно не осталось. И реацу стабилизировалась. Определенно стабилизировалась, на хорошем таком уровне! Несколько нервно сглотнув, Ренджи стал поспешно отступать еще глубже, пока не погрузился по шею.- Я ведь все делаю правильно, а? Значит, я не должен умереть во цвете лет…- продолжал он бормотать себе под нос, борясь с ощущением несущейся на него стаи меносов. Двести раз пожалев об оставленном на берегу духовном мече, он, тем не менее, покорно дожидался своей участи в лице юного рыжего берсерка. Когда вода стала доходить Куросаки до груди, между ними оставалось метра четыре. «Черт, если начнем бодаться, опять ведь воды наглотается, рыжая морда – все труды насмарку. Надо что-то делать…» - Эй-эй, Ичиго, спокойно!- примиряющее поднял руки Абараи.- Прости, я все это специально сказал, чтобы ты разозлился. Я извиняюсь, слышишь? Но я же обещал, что помогу тебе зайти в воду? Ну, так смотри – ты посреди реки и совершенно спокоен!- он понял, что совершил ошибку, когда договаривал последнее слово, но было поздно.

По мере того, как юноша осмысливал произошедшее, ярость отступала. Рыжий обвел взглядом пространство вокруг себя, начиная осознавать, где находится. Зрачки из маленьких точек моментально превратились в черные дыры, почти полностью скрывшие радужки. Дыхание сбилось, жилка на шее пульсировала с невероятной скоростью. Духовная сила вновь окрасилась в темные, удушающие оттенки ужаса, многократно усиленные, в сравнении с ранним состоянием.

- Э-э… Ичиго, эй! Смотри на меня, на меня смотри! Все в норме! Ты в воде стоишь так же, как и секунду назад, ничего не изменилось, кроме твоего отношения!- Куросаки смотрел на него широко распахнутыми глазами, приоткрытый рот перекосила судорога, мышцы на груди и шее как-то странно дергались, и Ренджи не сразу понял, что парень просто не может вдохнуть.- Вот дерьмо…- прошипел Абараи, в пару сильных гребков преодолевая разделявшее их расстояние, разлетающимися брызгами добавляя новых штрихов на полотне паники. - Дыши, придурок, дыши!- он хорошенько тряхнул юношу, схватив за плечи, но попытка привести его в чувство не увенчалась успехом. Ичиго не мог даже ухватиться за руки лейтенанта – ослабшие дрожащие пальцы просто соскальзывали по мокрой коже предплечий. По дрожащим губам шинигами с трудом разобрал одно единственное слово, произнесенное по слогам: «По-мо-ги».

Ренджи, матерясь сквозь зубы, схватил его в охапку и, выскочив из воды, в один прыжок оказался на берегу. Куросаки с хрипами скрючился, ногтями царапая непослушные горло и грудь, словно пытаясь пустить в организм немного воздуха хотя бы напрямую. Абараи опустился вместе с другом на землю, обхватив его поперек груди, и, накрыв ладонью холодный от страха лоб, прижал рыжий затылок к плечу, заставив юношу выпрямиться и прижать локти к бокам, не позволяя оставлять новые кровавые бороздки на бледной коже.

- Дыши со мной, Ичиго, дыши, давай,- приговаривал Абараи, медленно глубоко вдыхая и успокаивающе покачиваясь вместе с мальчишкой. Того уже сотрясали судороги – не имея возможности дотянуться до горла, скрюченные побелевшие пальцы с корнем вырывали траву, заодно прихватывая и сырую землю. Юноша бестолково елозил босыми ногами по земле, словно пытаясь отползти от воды еще дальше. Ренджи не сдавался и продолжал повторять как мантру одно и то же самым уверенным и мягким тоном, на какой был способен, хотя получалось все равно несколько грубовато. Сейчас он впервые увидел настоящий возраст Ичиго. Он видел парнишку наглым, зарвавшимся, ехидным, чаще всего самоуверенным (и, надо признать, не безосновательно), разъяренным, удивленным, смущенным, грустным, растерянным, но никогда прежде – напуганным до полусмерти. Это несколько шокировало. Наконец, Куросаки смог сделать первый сиплый вдох. Постепенно спазмы проходили, позволяя воздуху проникать в измученный организм все более свободно. Мальчишеское сердце сбавляло обороты, и Ренджи сам вздохнул с облегчением.- Вот так, молодец… Все в порядке…Вдох, вы-ыдох… вдох, вы-ыдох,- легкий ветерок заботливо высушивал холодные капли, стекавшие с влажных волос.

Ичиго постарался сосредоточиться на тепле шершавой ладони на лбу, на успокаивающих звуках голоса человека, которому доверяет, на шелесте листвы, на отдаленном звонком переливе птичьего пения, на щекотании длинных подсыхающих прядей Абарая, то и дело касавшихся скулы. Кровавый туман в голове начинал потихоньку рассеиваться. Отдаленно мелькнула мысль, насколько двусмысленно они с другом сейчас выглядят, но Куросаки выкинул ее из головы, просто закрыв глаза и наслаждаясь новоприобретенной возможностью спокойно дышать.

Сколько они так просидели не смог бы ответить ни один из них. Хрипловатый голос Ичиго раздался неожиданно громко:

- Ренджи,- тот вздрогнул, убрав руку с уже теплого юношеского лба и ослабляя хватку на ребрах. Ичиго отстранился, не оборачиваясь, открыл глаза, задумчиво пробежался взглядом по бликам на речной глади. И коротко, почти без замаха, но от этого отнюдь не слабо, впечатал локоть в солнечное сплетение не ожидавшего подобного Абарая. Одним движением поднялся на ноги, наконец развернувшись.- Я предупреждал,- пояснил рыжий, сверху вниз любуясь на разевающего рот, согнувшегося приятеля.- Если ты еще хоть раз скажешь что-нибудь о моей матери, я тебя урою. Ясно?

- Да понял-понял,- просипел Ренджи, с трудом выпрямляясь и раздумывая, как бы прибить этого поганца, чтоб не до смерти.

- А за остальное спасибо,- тихо добавил Ичиго, вновь становясь к лейтенанту спиной. Шинигами с утихающим раздражением рассматривал гордо расправленные плечи и упрямый рыжий затылок. Солнце клонилось к закату, окрашивая все в оранжевые оттенки, придавая непослушным прядям совсем апельсиновый цвет.

«Вот уж точно бешеный апельсин»,- усмехнулся Абараи, гадая, что творится в голове этого недоразумения. Вставать с нагретой земли было откровенно лень. Тем более, что погруженный в раздумья Куросаки вряд ли снова решится приблизиться к воде сегодня.

- Долго прохлаждаться собираешься?- проворчал Ичиго, оборачиваясь и вызывающе ухмыляясь удивленному приятелю.- Отдышался? Тогда погнали!- парень уверенно зашагал к водной кромке. Его карие глаза сверкали решимостью не мальчишки. Молодого мужчины.

продолжение в комментариях

@темы: G, Ангст, Джен, Ичиго, Ренджи, Рукия, Сейрейтей, Фанфики

Комментарии
2013-03-01 в 12:36 

Бакся
- Классная рубаха! - Спасибо, это мне санитары подарили. (с)
«- Гля-гля, как он трепыхается!- голос казался таким же противным, как и разукрашенная заживающими фингалами рожа.
- Слу, а как думашь, он сможет выбраться, если его так оставить?..»


- Ну?- голос друга вырвал юношу из воспоминаний, вернув к реальности. Кошмары ему не снились – они были наяву.

- Н-нет, Ренджи, правда, дальше н-не могу…- мотнул головой Ичиго. Вода доходила ему до середины бедер.

Прошло около двух недель с того случая, и они приходили к заводи почти каждый день. Абараи больше не пытался провоцировать Куросаки, давая ему возможность бороться со страхом по мере возможностей. Оставляя ему шанс в любой момент сказать «стоп, хватит» и отступить. Но, надо признать, шинигами бы не пошел на подобный шаг, если бы Ичиго сам не доводил себя до предела, останавливаясь лишь тогда, когда терпеть не хватало сил.

Осень подступала все ближе, погода становилась холоднее с каждым днем – в скором времени в реке долго находиться не получится. А в купальню Куросаки по-прежнему не мог заставить себя зайти. Если они не справятся с этой проблемой до прихода заморозков, тренировки придется прекратить на долгие месяцы, а значит, достигнутые результаты могут просто испариться. Это Ренджи решительно не устраивало, следовательно, надо было что-то делать.

Он уже не первый день думал об этом, а потому подготовился. Цепко наблюдая за Ичиго, находящимся на грани обморока, Абараи крепко сжал в руке маленькую скляночку, что держал под водой все это время. Пробка надежно изолировала ее содержимое от речной воды. Вздохнув, лейтенант решительно окликнул Куросаки:

- Эй, рыжая башка!- юноша, мелко дрожа от страха и холода, поднял голову, вопросительно взглянув на друга. Который довольно быстро погружался все глубже и глубже.- Смотри сюда,- шинигами на вытянутой вверх руке продемонстрировал бутылочку. Ичиго недоуменно нахмурился.

- Смотрю. И?

- Это универсальное парализующее средство. Сильное,- пояснил Абараи. Он уже с трудом стоял на цыпочках – чтобы говорить, не нахлебавшись, приходилось задирать голову. Глаза Куросаки расширились.

- Ренджи, не смей…- севшим голосом выдавил он.

- Ты у нас первый защитник…- усмехнулся шинигами, проигнорировав мнение теоретического спасителя.

- Ренджи, я же не успею до тебя добраться!- отчаянно прокричал парень.

- …Так что, если я сейчас сдохну – моя смерть будет на твоей совести,- безжалостно припечатал Абараи, выдергивая пробку и поднося склянку ко рту.

- Стой!.. Стой! Не смей, макака тупорылая!!!- взвыл Ичиго, заметавшись между страхом перед стихией и страхом за друга. Смертоносное варево исчезло в лейтенантской глотке в мгновение ока.

- Две минуты, пока оно не подействует. И еще пара, пока я не задохнусь,- серьезно подытожил красноволосый.- Итого около четырех минут, может, чуть больше. Думаю, тебе хватит за глаза – тут плыть со спокойной скоростью от силы минуту.

- Вот и плыви сюда, сука!- задыхаясь, ответили ему с перекошенным лицом. Абараи молча покачал головой, окончательно загоняя Куросаки в угол. Да юноша и сам понимал, что орать бесполезно – если этот баран что-то вбил себе в голову… Сам такой. Но сейчас нашла коса на камень. Красная макушка покачнулась, на миг частично уйдя под воду. - Ренджи… Ренджи, твою мать!- с отчаянием взмолился Ичиго.- Я не могу!!!

«Сможешь, зараза, сможешь…»- подумал Абараи. Привычное и довольно безобидное вроде ругательство странно резануло слух, и шинигами не сразу понял, почему. Спустя пару секунд до него дошло, что просто раньше никогда не слышал его от Куросаки, нередко в запале вставлявшего крепкое словцо. И даже догадывался почему. Для парнишки, потерявшего маму, к которой был настолько сильно привязан, это, пожалуй, было самым страшным ругательством на свете. На том и на этом. Глубоко вздохнув, Ренджи ушел под воду, отрезавшую доносившиеся от берега вопли.

Минута… Кровь стучала в висках сумасшествием тайко, грудь неприятно сдавливала толща воды. Рыжего недоразумения все так же ни следа. Гулкий перестук камешков, едва передвигаемых течением, сливался с легким нарастающим шумом в ушах. Вторая… Удары сердца становились все сильнее, отдаваясь во всем теле, особенно – в горле и черепе. Лейтенант даже с закрытыми глазами ощущал, как мутнеет зрение. Безвольные руки и ноги раскинулись в стороны, развевающиеся речным потоком распущенные волосы неприятно щекотали лицо. Третья… Жжение в легких, секунд двадцать назад доставлявшее просто дискомфорт, становилось все более нестерпимым. Казалось, внутри Абараи вдруг стал тугим комком оголенных нервов, который с каждым мгновением стягивался все туже. Воздуха! Воздуха!.. Воз… ду… кха…

Из раскрытого рта вырвался столб пузырей, спустя секунду сменившийся тонкой цепочкой, поднимающейся вверх, к такой близкой и такой далекой поверхности, словно вытягивая за собой жизнь…

Внезапно в красные пряди вцепилась чья-то пятерня, заботливо выдергивая шинигами из воды, чуть не содрав с него скальп.

- Идиота кусок! Жирный! Кусок! Идиота!- отплевывался Ичиго, стараясь удержать голову озвученного идиота на поверхности и как можно сильнее загребая свободной рукой – на спине он плавал не особо хорошо, тем более с таким довеском.- Только попробуй здохни, я тебя сам прибью! Течение, ублюдок ты тупой! Тут течение!- продолжал бормотать он, не обращая внимания на вынужденную молчаливость приятеля.- Дебилоид! Какого хрена я тебя по пузырям искать должен?!

До берега добирались чуть дольше минуты. Куросаки, пыхтя и чертыхаясь, выволок Ренджи из воды, перевернул на живот и, обхватив чуть ниже грудной клетки, резко сдавил. Изо рта несостоявшегося утопленника выплеснулось немного воды. Повторив процедуру для верности, чтобы убедиться, что вся жидкость вышла, Ичиго перевернул друга на спину и с беспокойством, граничащим с паникой, похлопал по лицу. Не получив реакции, уверенной рукой нащупал на шее артерию, слабо, но размеренно доставлявшую кровь к мозгу. Живой. От сердца немного отлегло. Наклонившись над татуированной физиономией, юноша замер, тщась услышать хотя бы слабое дыхание.

- Ну же, давай…- едва слышно выдохнул парень. Ничего. И как на зло поблизости не было ни зеркала ни осколка стекла.- Ренджи…- снова похлопал его по щекам Куросаки.- Ну, давай же, пожалуйста, давай!..- как-то жалобно проговорил юноша. Если он действительно не дышит, сердце сейчас остановится.- Боже…- Ичиго с отчаянием провел пару раз руками по своему лбу и вцепился в мокрые рыжие вихры.- Ладно…- решительно вздохнул он, зажимая Абараю нос, надавливая на нижнюю челюсть другой рукой и снова склоняясь над ним.

Когда их губы почти соприкоснулись, Ренджи дернулся, отталкивая его, и резко сел с глубоким вдохом.

- Ну, не-е-ет, избавь меня от своих целовашек!- совершенно нормальным голосом выдал он обескураженному парню. Юный спасатель, не ожидавший такого поворота событий, плюхнулся на пятую точку и хватал воздух ртом.- А говорил «не смогу, не смогу»!- ехидная усмешка в сочетании с передразниванием окончательно поставили все на свои места. До Куросаки медленно, но верно доходило, что его развели. Качественно, с душой, но все-таки развели.

- Ты… ты!..- от переполнявших эмоций он не мог подобрать слов, даже нецензурных – их запас он исчерпал, пока тащил этого горе утопленника на берег. В следующий миг лейтенант чуть не отключился по-настоящему от ударившей по нему реацу. Ичиго в ярости вскочил и, зажав голову дезориентированного Абарая под мышкой, потащил его обратно в воду.- Да я тебя сейчас сам утоплю, сука!

- Совесть не… позволит!- просипел Ренджи, не особо успешно пытаясь ослабить железную хватку друга на своей шее.

- Совесть?! Кто тут о совести заговорил?!- на секунду замерев от наглости своей «жертвы», парень с удвоенной скоростью зашлепал по воде.

- Не терпится… все-таки сделать… искусственное дыхание?..- ухмыльнулся шинигами, не задумываясь о том, что провоцирует друга на преждевременное убийство. Именно преждевременное – некоторую долю вины Абараи конечно ощущал, но заслуживающим смерти он себя не считал. Пока. Свой характер он знал достаточно хорошо, чтобы не обольщаться относительно того, какой конец его ожидает. Вместо ответа Ичиго молча окунул «суицидника» в воду.

- А воды он больше не боится…- тоненьким голоском констатировала Ячиру, сидевшая на плече у Рукии, осторожно выглядывавшей из-за стволов бамбука.
__________________________________
___________________________

Тайко — семейство барабанов, используемых в Японии. Тайко (яп. 太鼓 ) обозначает «большой барабан».

Алилуйя, друзья мои, я его закончила!!! Боженьки, это же был всего лишь маленький куцый драбблик, едва дотягивающий до полутора страниц... :facepalm3:

2013-03-01 в 14:40 

Shippo
очень понравилось. Спасибо ))

2013-03-01 в 19:01 

Умирающий лебедь
Здорово. Давно не попадался такой классный текст.

2013-03-01 в 19:49 

Бакся
- Классная рубаха! - Спасибо, это мне санитары подарили. (с)
2013-03-02 в 13:12 

Ms. Anitha
В хорошей постели надо спать голым.
Очень здорово!
Я сама очень боюсь большой воды после смерти друга, но не до такой степени конечно, но это было очень знакомо!
Прекрасный фик, с вашего позволения, добавлю в свою коллекцию крутых работ.

2013-03-04 в 14:21 

Lokken
Renounce your gods! Accept the Void...
Очень интересный и проникновенный фанфик. Пробирает до глубины души.

2013-03-15 в 05:32 

Ренджи приставили к нему на первое время, и тот всюду за ним таскался, следя, чтобы этот рыжий придурок никуда не вляпался, пока командование не разберется с его определением.
Авторский произвол. СС тормоза, но не идиоты.
А потому он потащил его шататься по Руконгаю, по самым злачным местам, надеясь вызвать интерес, смущение, ярость – да хоть что-нибудь, кроме этого пугающего противоестественного равнодушия. Но не помогла даже прогулка по улице красных
Не верю от слова вообще. Ренджи что, первый раз Ичиго встречает?
Если Куросаки и может что-то развеселить, то только очередная казнь Рукии. ))
Рукия явно боролась с желанием дать ему по голове.-
Не верю.
Каждый новый рывок лишь еще больше калечит запястья, но на боль от переломов уже перестаешь обращать внимание, когда вода начинает заполнять легкие - медленно, тягуче, омерзительный привкус хлорки
Канонично, вполне в духе Блича.

Идея с водой хороша, только я не понимаю, почему бы им не обратиться к специалистам? Я имею в виду двенадцатый четвертый отряд.

2013-03-15 в 14:32 

Бакся
- Классная рубаха! - Спасибо, это мне санитары подарили. (с)
Ms. Anitha, Lokken,
спасибо )

AscarD200, Авторский произвол. СС тормоза, но не идиоты.
тут лоханулась, каюсь
Не верю от слова вообще. Ренджи что, первый раз Ичиго встречает?Если Куросаки и может что-то развеселить, то только очередная казнь Рукии. ))
Ваше личное мнение, с которым я не могу согласиться. Именно потому, что Абараи знает Ичиго не первый день, его выводит из себя его равнодушие. Потому что по канону Куросаки заводится с полоборота, а уж с Ренджи они постоянно собачатся.
Не верю.
На вкус и цвет...
Идея с водой хороша, только я не понимаю, почему бы им не обратиться к специалистам? Я имею в виду двенадцатый четвертый отряд.
Да, подойти к Ичиго и сказать: "Слушай, Куросаки, ты совсем что-то с катушек съехал - сходи к психиатру!" Это тонкая душевная проблема, разобраться с которой, не ранив гордость парня, довольно сложно. Старшие капитаны не вмешивались, чтобы дать им возможность решить эту задачу самим. Укитаке, как и остальные, приглядывают за подчиненными, однако, давать ответы на все вопросы - значит не позволить юному поколению научиться справляться с этим самостоятельно. Джууширо дал подсказку, в каком направлении искать, остальное они сделали сами.

2013-03-15 в 15:00 

Бакся,
Ладно, на счет моей имхи признаю, что не прав. А в каком месте не прав, не скажу.
И эта тема про бой за гордость... я уже начал забывать СС арку...

2013-03-15 в 15:15 

Бакся
- Классная рубаха! - Спасибо, это мне санитары подарили. (с)
AscarD200, А в каком месте не прав, не скажу.
Ну, почему же, мне любопытно )

И эта тема про бой за гордость... я уже начал забывать СС арку...
ничего, бывает )

2013-04-23 в 19:29 

Аделаиде
Форма и название не имеют значения, важна лишь суть.
Бакся, очень качественный текст, как по задумке так и по исполнению. Редко нынче встречается внятно выраженная и увязанная с каноном - за исключением мелких расхождений, но на то он и фанфик :) - линия повествования. Всерьез впечатлило :hlop:

2013-04-23 в 19:32 

Бакся
- Классная рубаха! - Спасибо, это мне санитары подарили. (с)
Аделаиде, безмерно рада слышать ))

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Seireitei Toshokan

главная