13:38 

Инвестиции в арбузы, глава 6 На камнях ничего не растёт.

Это фанфик.

Автор: AscarD200
Рейтинг: R
Персонажи: Труп Абараи, Капитаны, Рукия, Ичиго.
Жанр: Adult H, het Lime AU (в моей версии нет Хогёку).
Время 1 августа 2005 года.
Примечание автора: я поставил для синигами среднюю человеческую продолжительность жизни. На момент начала рассказа Ичиго – 15 лет, Бьякуя – 29.
Дисклеймер: Блич (с) Кубо Тайто
Реклама фанфика: от создателя мемов "бабушка Хитцугайи" и "Хисана управляла кланом Кучики".

Оставив позади труп Абараи, Бьякуя явился на холм Сокёку.
Секундная стрелка присоединилась к двум остальным, подтверждая наступление полудня, и тут же сделала новый шаг, говоря что уже больше двенадцати.
Пусть на секунду, но больше.
Казнь Рукии началась.
Почти сразу явился спаситель: рыжий придурок с покосившимися мозгами, не знающий о понятиях «честь» и «гордость» ровным счётом ничего.
Бьякуя обратился к генералу.
– Со-тайчо, позвольте?
Ямамото вздохнул и отдал приказ приостановить казнь, а всем капитанам покинуть Сокёку.
Куросаки, тем временем, встал на вершину эшафота.
Бьякуя рванулся вперёд и подставил свой меч под удар рёко.
Так они и стояли, сцепившись в клинче и баллансируя на узкой перекладине. Рукия безвольно висела буквально под мышкой у рёко.
Бьякуя первым нарушил молчание: – Уронишь Рукию - я тебя убью.
– А не ты ли собрался казнить её?
– Я. Но если ты её уронишь, казню и тебя. И вообще, что ты делаешь?
– Я же сказал, я разрушу эту плаху!
– Ты оскверняешь наши святыни! Поднимаешь меч на наши традиции!
– Плевать я хотел на такие традиции! В казни беззащитной девчонки нет ничего достойного!
– Беззащитной? Это ты пошутил. Весь клан Кучики выступит на её защиту в любой момент.
– А что же вы раньше не выступили?
– Ты, верно, шутишь. Я защищаю её.
– От кого же?
– От тебя!
Ичиго чуть усмехнулся. – Вот как? Ясно. Один вопрос: почему другие капитаны ушли?
– Я их попросил. Я сказал, что сам тебя убью. Вот что, давай мы сейчас спустимся на землю, и поставим Рукию на ноги. Я не хочу, чтобы она погибла случайно.
– А какая разница, как она погибнет, случайно или на этой плахе?
– Разница есть.
Бьякуя отошёл на шаг и спустился на холм.
Ичиго последовал его примеру и поставил Рукию на землю. Она тут же подбежала к брату и обняла его. – Прошу, не убивай Ичиго!
– Успокойся. Лучше, повернись к нему лицом и посмотри в его глаза. Ты видишь этот взгляд в последний раз.
Ичиго поднял меч. – Нет, Кучики Бьякуя. Умрёшь ты! Покажи мне свой банкай, и сразись со мной!
– А что я увижу взамен, Куросаки Ичиго? Ты покажешь мне свой банкай?
Лицо рыжего психа впервые подёрнулось трещиной сомнения, но тут же вновь стало монолитом.
– Откуда ты знаешь?
– Это мне сказал Ханаторо перед своей смертью.
– Что? Ханаторо мёртв?
Рукия отошла от него на шаг. – Брат? Ханаторо… мёртв?
– Наказание за измену – всегда одно.
– Со-тайчо обещал мне, что никто не пострадает!
Бьякуя схватил Рукию за плечо и прижал к себе. – Наказание за измену – всегда одно. Ямада предал нас. Так вот, Куросаки Ичиго. Ханаторо рассказал мне, что ты – Пустой. Ты пользуешься занпакто, и это единственное, что позволяет тебе внешне походить на синигами. Но по сути своей – ты Пустой. Перед своей смертью, Ханаторо просил меня только об одном.
Видя, что Бьякуя замолчал, Ичиго спросил:
– О чём же?
– Он просил, чтобы я спас тебя.
– Что это значит?
– Он сказал «Убейте его, прежде чем он станет чудовищем».
– Ханаторо не мог так сказать!
– Но он так сказал. Однако я не намерен так поступать. Ведь я обещал Рукии, что не буду убивать тебя. Я поступлю иначе. Куросаки Ичиго, насколько я знаю, у тебя есть две сестры?
– Ну и что с того?
– Их зовут Юзу и Карин. Я прав?
Ичиго явно надоел этот разговор.
– Причём тут они? Сражайся со мной!
– Хорошо. Выйди на уровень банкай и стань Пустым.
– Если Ханаторо просил, чтобы я не становился чудовищем, то я им не стану. Банкай!
Понаблюдав перевоплощение и прочие красивые вспышечки, Бьякуя терпеливо выслушал всё, что сказал ему Ичиго, и принялся объяснять:
– Куросаки, ты меня не дослушал. Так вот. Твоих сестёр зовут Карин и Юзу. Я не буду тебя убивать. Я оттащу тебя в Каракуру, и отравлю твоих сестёр. А тебе дам ампулу с противоядием и посмотрю, как ты мучаешься выбирая, кому сделать спасительный укол. Карин, или Юзу?
Лицу Ичиго окрасило бешенство. Он вскинул меч и угрожающе прокричал:
– Рыбья морда!
– Я повторяю свой вопрос: Карин, или Юзу?
Этого хватило. Ичиго, что называется, поплыл. Его глаза стали чёрными по всей склере, а на лице появилась маска.
Перед Бьякуей предстал первородный инстинкт.
Кучики сравнительно быстро понял, что сикая и кидо тут явно не хватит, и полностью высвободил занпакто.
Но и всей мощи банкая князя Кучики оказалось недостаточно для того, чтобы нанести сколь-нибудь существенный вред такому противнику.
Рукия смотрела во все глаза на происходящее.
Видя, что её друг впал в безумие и ничего не говорит, кроме этого противного смеха, она обратилась к Бьякуе.
– Брат… почему Ичиго стал… таким?
– Запомни, смерть – это не поражение, это всего лишь конец пути. Если мы отказываемся умирать, то заходим слишком далеко.
– Брат, я готова умереть….
– Рукия, я никогда, ни на секунду не сомневался в тебе. Мне, правда, жаль, что Сиба-доно пал. Ты ни в чём не виновата. Но закон потребовал твоей смерти. Наш закон. Твой и мой. Тот, который мы клялись защищать. У гроба жены… прости, я, кажется, начинаю заговариваться. – Ичиго оказался зажат очередным связывающим кидо прямо перед Кучики. – Кстати, ты заметила, что все атаки этого монстра направлены на тебя?
Рукия изогнула шею, чтобы посмотреть на лицо Бьякуи.
– Брат?
– Куросаки Ичиго стал Пустым. Всё, что нам остаётся, это убить его. Но раз уж он стал Пустым, то и голод теперь терзает его. Он не успокоится, пока не съест тебя, а после – сестёр. Но и тогда ему лишь на время станет легче.
В этот самый момент Куросаки перестал дёргаться.
Левой рукой он схватил маску и стал стаскивать её с себя, при этом раздался такой звук, какой обычно бывает, когда кузнец опускает раскалённую сталь в воду.
После минутной борьбы рёко удалось освободиться от маски, и перед Кучики вновь стоял Куросаки Ичиго.
– Бьякуя?! То, что ты сказал… это правда?
– А ты как думаешь?
Ичиго задрожал настолько ощутимо, что меч затрясся.
– Рукия… я не хотел тебя убивать!
– Это лишь потому, что я защищал её. Я сразу сказал, что защищаю её от тебя. Быть казнённой или съеденной Пустым - не одно и то же.
Ичиго упал на колени перед Рукией. – Я пришёл сюда, я старался получить силу, только для твоего спасения! Я не думал тебя убивать!
И снова ему ответил Бьякуя. – Дурак. В тебе всё это время говорил Пустой, у которого отняли добычу. Вот и всё.
Ичиго посмотрел на капитана. – Это не так!
– Куросаки, ты знаешь, что такое Пустой?
– Душа умершего…
– В первую очередь – это оголённые инстинкты. Ичиго, ты знаешь, что позволяет синигами оставаться синигами, а не становиться Пустыми?
– Что?
– Наши традиции. Всё то, что мы считаем нашей гордостью. Не важно, победил ты или погиб, если ты дрался достойно - ты не проиграл. Ичиго, пытаясь предотвратить казнь, ты не спасал Рукию. Нет, ты спасал её жизнь. Я с самого начала защищал её честь. В каждом бою наступает момент, когда необходимо выбрать – потерять жизнь, или потерять честь. Ты настолько презираешь Рукию что считаешь, что жизнь для неё - ценность?
Бьякуя перестал держать руки на плечах сестры.
– Иди, обними его, ему сейчас тяжело.
Рукия быстро преодолела разделяющие их полтора метра, и они обнялись.
– Глупый, глупый Ичиго. Зачем ты всё это сделал?
– Ты спасла мою сестру… и дала мне силы бороться с врагами…
Ичиго помолчал немного, и посмотрел на Бьякую.
– Тогда что мне теперь делать?
– Спасти честь Рукии. Но для начала, ты должен понять и принять, что смерть – это не катастрофа. Это вершина жизненного пути. Достойное завершение оного.
Бьякуя помолчал и добавил:
– Место, на котором мы сейчас находимся – священно. Здесь казнят только капитанов. Но не всяких, а лишь тех, кто согрешил достойно. Я упросил совет 46 казнить Рукию именно здесь. И все капитаны, что пришли на казнь, они пришли, чтобы отдать последний долг достойному воину. Это - уважение. Это то, что не даёт нам скатиться на уровень Пустых.
Бьякуя замолчал, давая им время обдумать его слова.
Ичиго закрыл глаза и просто обнимал Рукию, вдыхал запах её аромата.
Но вот молчание стало затягиваться, и Рукия сказала:
– Ичиго, прошу тебя. Спаси мою честь. Убей меня.
Этого Бьякуя уже не выдержал.
– Что?! Почему он?!
– Прости, брат, но я благодарна Куросаки за всё, что он для меня сделал. Позволь мне выразить эту благодарность.
Бьякуя отвернулся.
Рукия отошла от Ичиго.
– Брат, пожалуйста, дай мне нож.
Капитан Кучики резко повернулся к ней лицом. Из его глаз катились слёзы.
– Он не сможет отрубить голову одним ударом!
Рукия встала на середине расстояния между Кучики и Куросаки и опустилась на колени.
– Брат. Ичиго. Я люблю вас одинаково. Пожалуйста, позаботьтесь обо мне.
Бьякуя сунул руку за пазуху и вытащил короткий меч в красивых ножнах. Князь кинул клинок перед сестрой и отвернулся.
Раздался шорох обнажаемого меча. Рукия заговорила.
– По ночам мне часто снится, что я бегу по цветущему полю к реке, а на том берегу возвышается дом из красного кирпича с водяной мельницей, и листья ивы кружатся на ветру, падая в воду. Я хочу жить в этом доме. Я верю, что после смерти я попаду туда. Брат, скажи что-нибудь.
Бьякуя ответил ей стихами.

Ну вот, опять
отпели дожди
И падает снег.


Ичиго лишь неопределённо сглотнул.
Секунду спустя Рукия сдавленно охнула, и Бьякуя отчётливо представил, как клинок подходит к животу…
Сознание отказалось рисовать продолжение.
Свист меча.

@темы: Фанфики, Рукия, Ичиго, Драма, Десфик, Бьякуя, АУ

Комментарии
2014-07-03 в 17:54 

Sidseno
Все что будет сказано, может быть использованно против меня.
Поспешишь - людей насмешишь. Или она на хогиоку ножом наткнется.

2014-07-03 в 17:54 

Sidseno
Все что будет сказано, может быть использованно против меня.
Поспешишь - людей насмешишь. Или она на хогиоку ножом наткнется.

2014-07-04 в 12:09 

Sidseno,Кто на кого наткнётся?

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Seireitei Toshokan

главная