Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
18:46 

Принцип отражения. Часть 18

Daewen
Неуравновешенный гений с параноидальными и психопатическими наклонностями. (c) amallie
Название: Принцип отражения
Автор: Daewen
Фэндом: Bleach
Персонажи: Куросаки Ичиго, Улькиорра Шиффер, Гриммджоу Джагерджак, Готей-13, остальная Эспада.
Рейтинг: PG-13
Жанры: Слэш, Юмор, AU
Аннотация: Посмотрев на бардак, царящий в Уэко Мундо после проигрыша Айзена, Улькиорра решил найти эспаде нового Владыку. И его выбор пал на...
Пишется по заявке: После победы над Айзеном Ичиго теряет свои силы и два года живет как обычный человек. Все это время его не оставляет ощущение, что за ним кто-то следит. И как оказалось позже, не напрасно - за ним следит Улькиорра, выживший после сражения с временным шинигами. Что-то (на усмотрение автора) у него в голове щелкнуло и теперь Шиффер считает Куросаки своим Владыкой. Он искренне верит в то, что когда-нибудь у Ичиго восстановятся силы, а пока он его охраняет от голодных Пустых, гопников и еще чего-нибудь на усмотрение автора, попутно фапая на рыжика. Однажды Шиффера засекает кто-то из друзей Ичиго из Готея решивших навестить его. Завязывается сражение и пока Улькиорра занят рыжика затягивают во всю эту историю с фуллбрингерами.
В это время в Уэко Мундо. После того, как капитаны вместе с Ичиго и его друзьями покинули Уэко Мундо, арранкары были предоставлены сами себе. Эспада зализывает раны, потихоньку восстанавливает дворец Владыки и через какое-то время перед ними встает вполне закономерный вопрос "а что дальше?". На всеобщем собрании Гриммджо решил прикольнуться и предложить сделать Куросаки новым Владыкой. К его удивлению остальной Эспаде идея понравилась...
Как Ичиго будет из всего этого выкарабкиваться на усмотрение автора)) Но хочу хеппи-энда, хочу арранкаров хвостом ходящих за Ичиго и упрашивающих его отправиться с ними в Уэко Мундо.
Предупреждения: OOC
Размер: планируется макси


Части 1-2
Часть 3
Часть 4
Часть 5
Часть 6
Часть 7
Часть 8
Часть 9
Часть 10
Часть 11
Часть 12
Часть 13
Часть 14
Часть 15
Часть 16
Часть 17
Интерлюдия



Часть 18


Когда не знаешь, что именно ты делаешь,
делай это тщательно.
Закон Мерфи


Сила Старка прибивала к земле. Холодной, шершавой, совсем лишенной запаха. Даже пыль была ненастоящая. Ичиго отряхнулся и вытер пошедшую из носа кровь. Растер между пальцами быстро свернувшийся темный комочек и бросил под ноги.
В просторной пещере под лавкой Урахары как обычно было светло, несмотря на давно наступившую наверху ночь. Синий, бежевый, серый, красный – последний едва заметными вкраплениями. Накатывали воспоминания. О том, как он впервые услышал имя своего меча. О том, как перечеркнул беззаботную мальчишескую жизнь.
Наверное, он сделал это гораздо раньше: когда отвесил Рукии хороший пинок.
Просто за несколько последующих дней не успел осознать этого.
К тому же, после того, как Сенкаймон закрылся за Ренджи и Бьякуей, Ичиго мог просто забывать все, как страшный сон. Раз уж чудом выжил. В конце концов, чуть больше страха перед неизвестностью – и самый обычный школьник смиряет совесть и чувство долга, обрекая маленькую шинигами на смерть. Куда проще просыпаться от кошмаров и ругать себя за бездействие, находясь в родном доме, в безопасной и удобной кровати, чем навсегда остаться где-нибудь в лабиринтах Сообщества душ, не справившись с очередным противником.
Сейчас Ичиго в очередной раз подводил черту под своей «обычной жизнью».
Не давалось ему эта, казалось бы, простейшая задача: жить, как все подростки. Прогуливать уроки, не потому, что опять нужно спасать мир, а просто, чтобы смотаться в кино. Гулять в парке с какой-нибудь миленькой девушкой, а не сражаться с очередным монстром или его искать… как вариант убегать от оного. Строить планы на будущее, а не ждать, когда же удача, наконец, отвернется, и чужой меч найдет брешь в защите Куросаки.
– Передышка, – рядом прошелестел равнодушный голос Улькиорры.
Арранкар подошел к Ичиго.
Тот угрюмо передернул плечами и, неловко пошатнувшись, попробовал подняться с земли. Голова кружилась, парень зажмурился, чувствуя, как его ведет в сторону от перенапряжения. Хорошо, Шиффер вовремя сообразил, что еще немного и Владыка свалится обратно в пыль, а потому осторожно поддержал Куросаки за плечо. Хватка у Кватры была железной. Казалось бы, тонкие и ломкие пальцы сжали руку Ичиго с такой силой, что он скривился и попытался вывернуться.
– Я сам.
– Приношу извинения, – Улькиорра сделал шаг назад и опустил голову.
Куросаки потер пострадавшее плечо, но ничего не ответил. Может быть, если бы тренировка оправдывалась хоть на пятьдесят процентов, он бы объяснил, что вовсе не против помощи, просто надо быть… эм-м осторожнее? – нет, как-то не совсем слово подходит под ситуацию. Слабее? Мягче? Ласковее?
Ой, нет, вообще не туда.
Ичиго остервенело замотал головой, прогоняя совершенно лишние и какие-то странные мысли. Дотренеруется ведь – совсем на голову ослабнет, если с такой же частотой продолжит по ней получать.
С подчинением дела пока обстояли… никак. Точнее, тот результат, который бывший шинигами уже получил, пока оставался при нем, но дальше парень не мог продвинуться ни на шаг. В какой-то момент Куросаки подумал, что только в столкновении с силами подчинителей он может прогрессировать, и придется возвращаться к ним. Затем глубоко вздохнул и велел себе отставить панику. Время еще есть, они только начали.
Нужно найти правильный подход, а дальше…
Стена.
Старка он чувствовал. Когда Примеро разворачивал свою чудовищную силу, Куросаки задыхался, ощущая, как вязнет в черном, густом потоке чужой реяцу. Через минуту у него подкашивались ноги, подчинение угасало вместе с сознанием, кровь шла горлом и носом, и Ичиго падал в пыль.
Улькиорра успокаивал, что обычный человек за это время успел бы умереть и отправиться в дальние районы Руконгая. Ну как успокаивал? Трагично рассматривал распластанного в пыли Владыку, протягивал ему бумажный платок, кривил тонкие губы и снова отходил в сторону. Куросаки даже надеялся, что скоро Эспада, наконец, прозреет и передумает примерять зад Ичиго на трон Уэко Мундо…
Когда Примеро сворачивал силу обратно, позволяя бывшему шинигами приходить в себя, он переставал чувствовать арранкара. Так же, как и легкие прикосновения его реяцу. Старк мог выплясывать перед носом Куросаки что угодно, но тот, как ни напрягался, не мог почувствовать даже отзвуков духовной силы.
Ичиго потер ладонями лицо, пытаясь отогнать усталость и сон.
Как же все не вовремя!
Столько дел и забот. Учеба… снова придется нагонять класс; наверняка он опустится в рейтинге – меньше шансов получить место в хорошем университете. Перед Унагией неудобно: все время отпрашивается и пропускает работу. А ей одной сложно справляться с заказами.
Хотя, когда это проблемы приходили в удобную минуту?
В люке показался Урахара. С любопытством оглядел площадку. Увиденным остался недоволен, а потому решил вмешаться в плавное течение перерыва.
– Койот-сан, отвлекитесь. Лилинет, от нетерпения и желания пообщаться с Владыкой, развалила мою лабораторию… Один из экспериментальных образцов чуть не поужинал Тессаем и не едва не лишил Йоруичи скальпа. Угомоните, пожалуйста, это чудовище!
Улькиорра поднял глаза к выкрашенному в синий цвет куполу и, Ичиго мог поклясться, пробормотал пару позаимствованных у Гриммджо идиоматических выражений, содержащих ненормативную лексику. Гигай Старка, до сего момента мирно лежащий у груды камней, некогда оставленных шикаем Куросаки, зашевелился. Примеро потянулся, разминая искусственное тело и с надеждой уточнил у Киске:
– Чудовище, полагаю, ваш экспериментальный образец?
Урахара хмыкнул.
– Если бы! Его мы напуганного и заглаженного до полусмерти еле вытащили из дальнего угла. Пришлось отпаивать успокоительным отваром. А ваше чудовище сейчас громко ноет, что хочет поиграть с Владыкой и показать ему нарисованное в Лас Ночес солнышко… вот его и надо угомонить.
Ичиго содрогнулся.
Нет, Лили казалась милым пусть и несколько непоседливым ребенком, если бы не была арранкаром. Хотя он же обещал с ней погулять…
Куросаки покачал головой и подумал, что сам себе не простит, если нарушит данное слово. Дети они ведь и в Уэко Мундо дети. Своеобразные, конечно, но все же. Надо будет только поговорить с Лилинет о пользе терпения и о том, как должна себя вести маленькая, но смышленая девочка, чтобы не вредить окружающим. У кого выросли две отличные сестренки окружающим на зависть? Правильно! Уж и третью как-нибудь воспитает.
Но позже.
Ичиго был абсолютно уверен, что скорее Джинджербэк угомонит Старка, чем он ее. Рядом присел Улькиорра, устав стоять над душой Куросаки, видом и позой изображая ангела, укоряющего грешника. Впрочем, бывшему шинигами тоже не хотелось терять зря время.
– Я отдохнул, честно. Можем продолжить.
Шиффер с сомнением покосился на часы. Второй час ночи. У Койота как раз обнулились выходы из гигая. Свои Кватра хотел поберечь… непонятно для чего. Почему-то с самого вечера рядом с дырой неприятно тянуло, будто предупреждало об опасности.
Но тренировка важнее.
Пока Улькиорра сомневался, Ичиго вернулся к уже ставшему привычным за последние дни состоянию недоумения.
– Вы ведь должны понимать, что я не стану разрушать Сообщество. И Ключ Короля мне как-то без надобности… как и власть, если честно. Просто сидеть на троне посреди развалин, занесенных песком? И зачем?
Куросаки скосил взгляд и едва не слетел с насиженного валуна, отшатнувшись от арранкара. Шиффер улыбался: едва заметно, чуть изогнув уголки губ. Но разница между его обычным выражением лица и этим была столь поразительна, что бывший шинигами смешался.
– Я отвечу, Владыка, – пообещал он: – Сможешь ли ты услышать?
В следующий момент Ичиго едва успел подхватить опустевший гигай, чтобы искусственное тело не ударилось виском о камень.
– Осторожнее! – возмутился он и сам удивился своей реакции.
Урахара ведь быстро подправит любой дефект и повреждение, так зачем переживать? Даже если не поправит… Ичиго все равно, пусть хоть Улькиорра все камни головой пересчитает!
Или не все равно?
Гигай был легким, ткань рубашки приятно холодила пальцы, а растрепавшиеся черные волосы щекотали шею. Куросаки ругнулся, пытаясь сообразить, что сейчас делает Улькиорра. Наверняка ведь стоит и смотрит… он всегда просто стоит и просто смотрит. Сейчас эта мысль особенно злила бывшего шинигами. Удобнее перехватив искусственное тело, Ичиго поднял и положил его на теплый камень. И не удержавшись, воровато и быстро поправил заломленный, строгий воротничок формы, сейчас запылившийся и измятый.
Интересно Кватра уже что-то начал говорить? Или пока наблюдает за действиями Куросаки? Ичиго прислушался. Сквозь собственное дыхание и размеренное биение сердца, как через слои ваты, доносились голоса Урахары и Йороуичи: кажется, они комментировали действия Старка. Еще вроде бы недовольно попискивала Лилинет. Нет, слишком далеко. Парень зажмурился и напрягся. Где-то здесь, на расстоянии вытянутой руки… как в комнате, когда Улькиорра прикоснулся к нему.
Или еще ближе.
Это было странно. Словно кто-то перекрутил внутри Ичиго все ощущения, связав их в тугой узел где-то чуть ниже живота. И теперь поочередно тянул за ниточки, проверяя, как быстро он распутается.
Вспомнилось осторожное прикосновение к руке. Сможет ли он почувствовать сейчас, если Улькиорра снова решит прикоснуться к нему? Или, скажем, напасть, если подумает, что так тренировка станет более полезной и плодотворной. Почему-то невидимый Старк не вызывал у Куросаки столько волнения и томительного ожидания, хотя казалось бы – Примеро куда опаснее Кватры.
Даже не ожидания – предвкушения.
Ичиго выдохнул и свернул подчинение. Оно только мешало: своим несовершенством и необходимостью закончить его. Убрал значок в карман джинсов, неловко одернул кофту. Еще раз прислушался.
Ничего.
Или действительно на самой грани восприятия послышалось «Владыка»?
Куросаки закрыл глаза и попытался забыть о своих тревогах.
В конце концов, любому человеку всегда не хватает силы и власти. Просто с разными целями. Разве стоит тратить нервы и злиться на того, кто, даже имея друзей и возможность вести нормальную жизнь, не может во время остановиться и отступить? Обманывает, играет, не выбирает средств… – значит, у него нет ничего дорогого, что он бы боялся потерять. Значит в дождливые вечера у него не находится того, что сделало бы его хоть на минуту счастливым.
А у Куросаки есть семья и самые лучшие друзья на свете.
Они единственная причина, почему он сражается и ищет новую силу. И не отнимает ее у других, а находит в себе.
Ичиго стало легко.
Он больше не напрягал изо всех сил слух, а прислушивался к себе. Где-то внутри самого Куросаки, заблокированные финальной Гетсугой, хранились все ответы.
Шепот.
– Владыка…
Почти не слышно. Отдельными словами, как пазлы огромной мозаики.
– Научи…
Чему?
– Продолжат умирать…
– Созданы, чтобы…
– Как отражения…
– Мне…
– Нужен…
Ичиго задохнулся.
Внутри головы словно били электрически разряды. Слишком громко, слишком больно. Кажется, он зажал уши, закричал и упал на землю. Кажется – потому что он уже не управлял собой, не понимал: находится ли еще в сознании или мечется в бреду, и сколько это уже длится. Пару мгновений? Часов? Дней?
…Когда Ичиго пришел в себя, наверху привычно синел свод пещеры. Пыль забивалась в ноздри и легкие, мешая дышать. И судя по всему, без сознания он пробыл не так уж и долго – иначе его бы успели перенести наверх. Улькиорра уже был в гигае. Он, опустившись на землю рядом с Куросаки, бережно стирал с его лица кровь. Заметив, что во взгляде Ичиго появилась осмысленность, Шиффер отбросил в сторону выпачканный кусок ткани, кажется, оторванный от рубашки арранкара. После чего, поддержав за печи, Кватра помог ему сесть.
В голове тут же раздался звон. Ичиго сжал виски, в которые казалось, кто-то загнал по раскаленной спице, и сквозь зубы выругался. Айзен бы побрал эти тренировки! Понемногу сознание прояснялось, и бывший шинигами с неохотой признался самому себе, что все-таки идея оказалась не совсем безнадежной. Определенные подвижки были.
– Что тебе нужно?
Улькиорра нахмурился. Наклонил голову, чуть сдвинул брови к переносице, опустил уголки губ – Ичиго уже выучил, что так Шиффер смотрел, когда что-то не понимал.
– Владыка?
– Ты сказал: «Мне… нужен…» – я не разобрал реплику целиком, поэтому переспрашиваю.
– Владыка смог услышать…
– Ага, а теперь пытается понять, что именно.
Кажется, впервые Ичиго наблюдал, как Улькиорра пытается увильнуть от ответа. Эта мысль никак не хотела укладываться в черепной коробке Куросаки. Мир точно сошел с ума. Впрочем… сие совершенно не удивляло, только подогревало интерес. Что же такое Кватра решился сказать, пребывая в абсолютной уверенности, что его не услышат?
– Я говорил о том, что Эспаде… и всему Уэко Мундо нужен Владыка. Возможно, из-за некой обрывочности, мои слова были истолкованы неверно.
Шиффер смотрел на Ичиго как-то странно. Бывший шинигами, если бы его спросили чуть раньше хотя бы на пару часов, уверенно сообщил, что Улькиорре не знакомы сомнения. А сейчас видел их в потемневших глазах арранкара. А еще была растерянность, сбившееся дыхание, тонкие, обветренные губы, полоски эстигм – почти обесцветившиеся, едва заметные. И еще – лицо… оно оказалось настолько близко, что Куросаки мог разглядеть точки пор на носу искусственного тела и чувствовал редкие, резкие выдохи Кватры.
Это был какой-то новый, незнакомый и непонятный Улькиорра, и Ичиго подумал, что если поймет причину перемен, узнает также другой ответ, на еще не прозвучавший, но безумно важный вопрос.
– Если я пообещаю подумать. Не отказываться сразу, а выслушать, посмотреть… взвесить все за и против – тогда ты ответишь?
– Обещания не достаточно.
– Эй, – возмутился Ичиго, – я ведь могу приказать тебе! Сами решили сделать меня Владыкой, а вдруг задний ход решили дать?
Конечно, он шутил. Натянуто, нелепо. Просто хотелось, наконец, разрешить эту странную ситуацию. Отшатнуться, вернуть привычную дистанцию, загнать взбесившуюся реальность в обычные рамки, избавиться от тянущего ощущения внутри. Последнее – особенно актуально.
– Уже лучше, Владыка, – одобрил Шиффер, и можно было бы принять эту реплику за тонкую иронию, если бы не его взгляд. – Значит, это приказ?
Ичиго же, наоборот, неожиданно развеселился. Слишком уж все походило на то, что Улькиорра сам не понимал, как выйти из положения.
– Именно.
– Я действительно говорил о том, что Эспаде нужен Владыка. Всему Уэко Мундо… – Кватра сделал паузу и задумался. – Но особенно Владыка нужен мне.
Казалось, что по венам Куросаки кто-то пустил вместо крови кипяток. На секунду его бросило в жар, сердце пропустило удар, а узел внутри натянулся до предела, словно в какой-то момент, спускаясь по лестнице, Ичиго понял, что ступенька исчезла, а он падает вниз.
Прозвучавшее было слишком… неоднозначно.
От необходимости искать слова и отвечать его избавил взволнованный Урахара.
– Сообщение от Иноуэ: на Чада напали. И я не могу связаться с Гриммджо!
Ичиго, заставив уставшее тело работать и не обращая внимания на боль, уже бежал вверх, прочь из лавки, быстрее домой.
Карин! Юзу!
Неужели, началось? Он даже не успел завершить подчинение!
– Где Старк? Его сила пригодится…
Он уже схватил брошенную у седзи теплую кофту и сдвигал створку. С возможностями Примеро все закончится быстро. Главное – успеть.
– М-мм, – Киске неловко тянул паузу, тратя из без того бесценные секунды. – Он полчаса назад увел Лилинет в Уэко Мундо, чтобы девочка не докучала тебе…
– Ксо!
Бывший шинигами растерянно оглянулся на Кватру. С учетом, что сам Куросаки со своим «недоподчинением» напоминал беспомощного калеку, усилий одного Шиффера могло не хватить, чтобы разрешить проблему.
Они просто не успели подготовиться!
– Я приведу Эспаду, Владыка…
Второй выход из гигая. Затем он завязнет. Глупое условие. Наверняка бы сейчас Урахара согласился с этим утверждением, но ждать, когда он внесет необходимые корректировки… этого времени у него нет.
– Спасибо, – улыбнулся Ичиго и выбежал в ночь.
Только бы успеть!

***

Улькиорра открыл гарганту прямо из лавки торговца.
Гигай сломанной куклой остался лежать на полу, а мысли арранкара уже устремились в Лас Ночес. Возможно, именно потому что, пожалуй, единственный раз за все свое долгое существование в качестве пустого, он поддался глупой человеческой слабости – волнению, Кватра не почувствовал, как на выходе в Уэко Мундо к нему приблизились со спины и приставили тонкое, хищное лезвие к горлу.
– Даже с твоей регенерацией ты вряд ли отрастишь новую голову. Да?
– Какого демона, Гриммджо…
– Наш друг недоволен тобой, Шиффер. Он столько сделал для нас… для всех нас, а ты пошел на предательство. Ты неправ.
Уточнений не требовалось, но все-таки Улькиорра переспросил:
– Друг?
– А ты считаешь иначе? Цукишима избавил нас от страха регрессии, подарил разум и силу… а ты отвернулся от него! Это нужно исправить.

@темы: PG13, АУ, Арранкары, Гриммджо, Ичиго, Слэш, Улькиорра, Фанфики, Юмор

Комментарии
2014-11-03 в 19:33 

Leesska
Идеальная кошка: морально тверда и устойчива, как табурет
Как я ненавижу Цукишиму,а.

Автор, спасибо!:heart:

2014-11-05 в 12:10 

Тоже не люблю Цукишиму. Хитрый змей добрался до Эспады! Жаль Улькиорру, как ему теперь это разгребать?
Спасибо большое, Автор, что радуете нас) наконец у Ичиго что-то зашевелилось)

2014-11-05 в 23:34 

AuTierr
Роберофил, Ринальдиман и Обожатель канона
Гриммджо - раздолбай. Как арранкар позволил смертному себя ковырялкой проткнуть?? Пороть кошака! Шлепать тапком и газетой! Впрочем, он же- кошак, а у кошек память очень короткая))) Вот. Уже забыл))) Все интереснее и интереснее)))

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Seireitei Toshokan

главная