Прочитайте, как обстоят дела у сайта Дневников и как вы можете помочь!
×
09:15 

Не держа зла, Глава 2

-Benihime-
ХА!
Название: Не держа зла
Автор: Simply Christian
Переводчик: -Benihime- (familiargirl)
Бета: Ginger Hobbit
Пэйринг:: Ичимару/Мацумото
Рейтинг: PG-13
Тип: гет
Жанр: драма, приключения, AU
Предупреждения: неизбежный OOC некоторых персонажей, спойлеры до 423 главы, плюс-минус
Размер: макси
Статус: в процессе
Размещение: запрещено
Саммари: Трое мужчин не встречают на своем пути Рангику. Из-за того, что они ее не встречают, они и не наносят ей вреда. Из-за того что Рангику не ранили, Гин не клянется отомстить. Из-за того что он не клянется отомстить, он не присоединяется к Айзену. Это сказка о том, как преданность Гина сказалась на Готей 13, а также о неизбежных последствиях, плохих и хороших.

Глава 1.
Глава 2. Вторжение.

Изумление Ичиго, вызванное невероятной силой стража Западных ворот, сменилось замешательством, когда тот внезапно застыл как вкопанный.

— В чем дело, Дзиданбо? — спросил он, приблизившись к гиганту.

При более внимательном рассмотрении оказалось, что охранник дрожит от страха, широко раскрытыми глазами уставившись прямо перед собой. Ичиго обернулся и увидел лишь мужчину, неспешной походкой двигающегося в их сторону. Как и все остальные шинигами, которых встретил на своем пути исполняющий обязанности (если учесть, что их можно пересчитать по пальцам одной руки), этот был облачен в черное шикахушо и хакама. Единственным заметным отличием было лишь белое хаори на плечах.

Рыжеволосый подросток, не впечатлившись, усмехнулся:

— Ну и кто на этот раз?

— Т-Тоусен Канаме, капитан Девятого отряда, — заикаясь, пробормотал Дзиданбо.

— Что здесь происходит? — поинтересовался новоприбывший, оглядывая открывшуюся ему картину.

Дзиданбо склонил голову и пояснил:

— Я потерпел поражение; побежденный страж ворот должен уступить дорогу своему победителю.

— Вовсе нет, — с укоризной проговорил капитан, подходя к все еще дрожащему великану. — В твои обязанности охранника входит предотвращение любого проникновения незваных гостей в Сейрейтей, даже если это будет стоить тебе жизни.

— Н-Но они пощадили меня, когда я проиграл, — возразил Дзиданбо.

— Тогда ты не только изменник, но еще и трус, — безапелляционно заявил Тоусен и обернулся к неудавшимся лазутчикам. — Я предупреждаю вас лишь раз: уходите прочь, и тогда я пощажу вас. У меня нет никакого желания проливать кровь, но если вы не оставите мне выбора, то ощутите на себе все последствия ваших поступков.

— Спасибо за предложение, — оскалился Ичиго, — но у меня есть правило: никогда не убегать от тех, кто угрожает безоружным. Вот идея получше: уходи подобру-поздорову, и я не надеру тебе твой полный сожаления зад.

— Ичиго! — прикрикнула Йоруичи. — Прекрати! Нам надо отступить!

— Что? — неверяще переспросил он, оглядываясь на говорящую кошку. — Я не могу так просто уйти; дай мне секундочку, я разберусь с ним и…

— Ты Куросаки Ичиго?

Рыжий и.о. шинигами остановился на полуслове и вновь обернулся к своему противнику.

— Эм, да, откуда ты знаешь?

— Тогда у меня еще больше причин не пустить тебя внутрь, — ответил Тоусен и в очередной раз достал свой занпакто, сейчас, правда, держа клинок вертикально перед лицом. — Кричи, Сузумуши.

Ичиго замер, и безмолвный крик ударил ему по ушам. Простояв так пару секунд, парень упал на колени и заорал от боли. Дзиданбо повезло куда меньше: его мгновенно вырубило Шикаем капитана.

Гигант рухнул, и массивные ворота начали стремительно падать на них с Ичиго.

— Шо!

Простой, но сильный, залп капитанского кидо поднял беспомощных вояк в воздух и отбросил подальше — один был в полной отключке, а второй ощущал себя языком какого-то чертовски звонкого колокола.
Остальные вскрикнули, а Исида обернулся как раз вовремя, чтобы увидеть, что Тоусен, даже не попрощавшись, уходит прочь от в ворот, захлопнувшихся буквально через секунду.

— Ты в порядке, Куросаки-кун? — испуганно спросила Орихиме, в компании еще двух обитателей мира живых подбегая к другу.

— С ними все будет хорошо, — заверила ее Йоруичи. — Дзиданбо просто без сознания, а как очнется, будет страдать от той же головной боли, что и Ичиго.

— Что это было? — простонал вышеупомянутый человек, мотая головой в попытке избавиться от назойливого звона в ушах.

— Звуковая атака, — ответила кошка. — На тебе она сказалась куда меньше лишь благодаря твоей огромной реяцу. У Дзиданбо же не было и шанса.

— Он?.. — с беспокойством поинтересовался Ичиго.

— С ним все будет хорошо, — терпеливо повторила Йоруичи, понимая, что в первых раз исполняющий обязанности наверняка ее не расслышал из-за последствий удара.

— А что с воротами? — Ичиго глянул в их сторону, чтобы лишний раз убедиться, что они встретились со свой старой подружкой землей. Он выругался, проклиная собственное невезение.

— Не переживай по этому поводу, — проговорила кошка. — Когда твой противник Тоусен, то это единственный вариант развития событий. Радуйся, что он великодушно наградил тебя лишь головной болью.

***


— Приветик, извиняюсь за задержку, — без всякого намека на чувство вины заявил Гин, входя в зал для собраний и насчитывая там еще одиннадцать облаченных в хаори мужчин и женщин. Хоть остальные, более четко придерживающиеся правил, капитаны и поглядывали на него с легким раздражением, Гина не шибко волновал факт того, что он опоздал, но вплоть до тех пор пока он не заметил, что Кенпачи тоже здесь. Среди капитанов гуляло негласное правило: если пришел после Кенпачи, то это ужасно, просто непростительно поздно. Затем он заметил, что еще кое-кто отсутствует, а этот кто-то обычно всегда пунктуален. — А где Укитаке-тайчо? Что-то случилось?

— Ему нездоровится, — ответил Тоусен, стоя в самом центре между выстроившимися в две линии шинигами. Даже если допустить, что капитанам в принципе положено держать себя в руках, его спокойствие казалось просто нереальным, учитывая, что созвали их всех сюда лишь из-за его выходки у Западных ворот.

— Снова? — Улыбка Гина сменилась искренним беспокойством. — Надеюсь, он вскоре поправится.

— Да бросьте вы уже, — нетерпеливо гаркнул Кенпачи. — Лично я куда больше хочу спросить у этого парня, что там за игры он затеял с этими риока.

— Ладно-ладно, — хохотнул сереброволосый, с привычной улыбкой на лице занимая свое место возле Айзена. — Спрашивай на здоровье.

— Как я и сказал, — продолжил любитель подраться, переключая все свое внимание на Тоусена, — с чего вдруг ты пошел и затеял с ними драку? Или точнее, почему ты их не прикончил?

— Справедливость следует по Пути Меньшей Крови, — просто ответил Тоусен. — Я дал им возможность отступить. Не было причин марать руки.

Гин, конечно, знал о помешанности Тоусена на «Справедливости» и «Пути Меньшей Крови» (обязательно с большой буквы), но было в его рассказе что-то не так. Все логично и в его характере, но Гин чувствовал, что были у него и другие причины отпустить риока.

— Только не говори мне, что стал щепетильным в этом вопросе, — свысока бросил Кенпачи.

— Лишь то, что я не стал устраивать бойню тогда, когда в ней не было никакого смысла, не значит, что я буду колебаться, когда надо будет их убить, — парировал слепой капитан. — Не все здесь бездумно следуют животным инстинктам.

Сердитый стук генеральского посоха прервал гневные возражения капитана Одиннадцатого отряда.

— Тоусен-тайчо, вам прекрасно известно, что не следует церемониться с нарушителями, какой бы силой они ни обладали, — отчитал его Ямамото.

— Я понимаю, господин Главнокомандующий, — покорно склонил голову Тоусен.

Гин отдал ему должное за то, что он не начал оправдываться.

Прежде чем было сказано что-либо еще, взвыла сирена, оповестив капитанов, что вновь нагрянули незваные и нежеланные гости.

— Вторжение? — удивился Айзен.

— Похоже, ваши риока решили вернуться, — с насмешливой улыбкой заявил Гин представшему пред их судом.

— Неразумно с их стороны, — заметил Тоусен.

— Вы хоть сейчас сожалеете, что отпустили их?

— Нет. Я их предупредил, и они не вняли моим словам; их кровь будет на их же руках.

Ни для кого не стало неожиданностью, что Кенпачи не выдержал и стремительно покинул зал, вне всяких сомнений решив первым сразиться с этими лазутчиками.

— Тц. По-другому и быть не могло, — лишь прокомментировал Ямамото и обратился к остальным капитанам: — Собрание временно окончено; все вопросы, ровно как и наказание Тоусена, обсудим позже. А сейчас возвращайтесь к своим подчиненным.

Донесся хор утвердительных ответов, и группа высших чинов Сейрейтея направилась к выходу.

Однако Гину хотелось бы еще успеть переговорить с Тоусеном, до тех пор пока они не разойдутся по отрядам.

— Как вовремя появились риока, — заметил он, подходя к слепому.

— Что вы имеете в виду? — уточнил Тоусен.

— То, что стоило Яма-джи заикнуться о вашем проступке, как раздалась сирена, и вот — ваше наказание отсрочено, — объяснил Гин. — А это в свою очередь означает, что стоит вам поймать нарушителей — и Яма-джи наверняка забудет про скромное недоразумение у Западных ворот, и не предпримет никаких мер в отношении вас.

В голосе непреклонного мужчины прибавилось резкости:

— Надеюсь, вы не намекаете на то, что я все это подстроил?

— Конечно нет, — с легкостью ответил лис. — Вы не настолько умны.

— Ичимару-тайчо, — невозмутимо проговорил Тоусен, — если вы и дальше собираетесь раздражать меня, то прошу, приберегите свой пыл до тех пор, пока мы не разберемся с вторженцами.

Не дожидаясь ответа, слепой капитан двинулся прочь.

Боковым зрением Ичимару заметил, как Айзен хитро посмотрел в его сторону.

— Вы хотите что-то сказать, Айзен-тайчо? — обернувшись к нему, спросил Гин.

— Лишь то, что вы выбрали не лучшее время для своих шуток, — ответил капитан Пятого отряда. — Как верно подметил Тоусен, в Сейрейтей проникли риока.

— Вы правда думаете, что, пошути я в другое время, он бы посмеялся?

— Вряд ли, — с едва заметной улыбкой признал Айзен. — Ладно, идемте, пока Ямамото-сетайчо не начал ворчать.

От Гина не укрылся внимательный взгляд, которым наградил их Хицугая. Какие бы подозрения ни родились в голове у маленького капитана, Гин был уверен, что они ошибочны. Впрочем, подразнить этого беловолосового мелкого параноика было бы забавно.

Возможно, в другой раз, после того как они покончат со всем этим.

***


— Тревога! Тревога! Проникновение в Сейрейтей! Всем отрядам занять боевые позиции! Повторяю…

Кира Изуру живо бежал по улицам, всего на пару шагов отставая от своего капитана.

— Смотрите!

Они оба остановились на крик и глянули в сторону, где что-то привлекло чье-то внимание.
На западе виднелась небольшая светящаяся точка, не сильно превышающая по размерам утреннюю звезду, она летела прямиком к невидимому барьеру Сейрейтея.

Кира ахнул, увидев, как этот шар врезался в щит и, несмотря на сопротивление, продолжил двигаться дальше. Это было просто нереально; нечто столь крошечное должно было немедленно разрушиться. Он взглянул на капитана, надеясь понять его реакцию, но тут же осознал, что все бестолку. Лицо Хицугаи было как обычно холодным и непроницаемым, словно кусок льда. Оно не изменилось, даже когда нарушители проделывали нечто подобное.

— Они почти прорвались, — спокойно заметил Хицугая. Если он и удивился, то по голосу этого было не понять.

Белокурый лейтенант вновь взглянул наверх и понял, что командир совершенно прав. Раздался треск электрических разрядов, по защитному куполу прошли невидимые волны — и маленькая светящаяся сфера успешно проникла внутрь.

Мгновение спустя раздался взрыв, и четыре оранжевых луча разлетелись в разные стороны.

— Итак, их как минимум четверо; это подтверждает доклад Тоусена, что желающих пройти через Западные ворота было пятеро, — холодным тоном продолжил Хицугая и наконец взглянул на своего помощника. — Кира, предупреди остальных членов отряда; скажи им, чтоб начинали поиски там, где примерно приземлились риока.

— Есть, сэр! — откликнулся тот и кинулся исполнять приказ.

***


Гин еще не вернулся с собрания, так что Рангику взяла на себя подготовку Третьего отряда к противостоянию вторженцам. Она лично вела патруль наперехват, когда заметила в небе приближающийся к ним источник света. Судя по траектории его падения, можно было смело предположить, что один из риока приземлится как раз неподалеку.

— Приготовиться, — скомандовала Рангику, наблюдая за стремительно приближающимся к ним метеоритоподобным объектом.

Они дружно замерли и обнажили мечи, но как раз в тот момент, когда неизвестное падающее нечто должно было в них врезаться, оно внезапно ярко вспыхнуло и исчезло.

Рангику озадаченно моргнула, не обнаружив перед собой врагов.

— Кто-нибудь еще видел кота?

Судя по взглядам из разряда «с ума сошла?», не видели. В любом случае, что бы это ни было, им надо его найти. И пусть она не чувствовала больше незнакомой реяцу, злоумышленники (коты или еще кто) совершенно точно не могли уйти далеко.

***


Краснеющий небосвод возвестил Рангику о том, что, к величайшему облегчению, время патрулирования подходит к концу. Несмотря на непрерывные поиски от рассвета до заката с единственным тридцатиминутным перерывом на обед, они достигли не большего успеха, чем остальные в Готей-13. С другой стороны, все, кто их нашли, сейчас отдыхают в Четвертом отряде, так что, возможно, удача и была на ее стороне. С каждым новым докладом приходилось признавать, что риока намного сильнее, чем они думали.

Рангику уже собралась командовать отбой, как вдруг совсем рядом ощутила выброс знакомой духовной силы вперемешку с чьей-то еще.

— Ренджи! — ахнула она и резко обернулась к ребятам: — Абараи Ренджи сражается с врагом! Мы должны добраться до него как можно скорее!

Но когда они подбежали, битва уже завершилась. И к ужасу и удивлению Рангику, не в пользу ее друга. Ренджи лежал лицом вниз в мерно растущей луже собственной крови, а его реяцу истощалась с каждой секундой.

Двое кинулись к лейтенанту — проверить его состояние.

Рангику поняла, что даже после стольких жертв они все еще недооценивали риока. Если они смогли одержать победу над Ренджи, одним из сильнейших лейтенантов, это означает, что остановить их смогут лишь капитаны.

— Похоже, его противник сбежал, — доложили ей. — Нам последовать за ним?

Рангику задумалась. С одной стороны, хоть риока и победил Ренджи, ей было ясно, что победа эта далась ему не так-то просто. Схватка окончилась лишь несколько минут назад, следовательно, нападавший не мог уйти далеко. Если погнаться сейчас, есть неплохой шанс поймать и одолеть нарушителя, пока он не успел зализать раны.

Однако ощутив, что силы покидают Ренджи прямо на глазах, она тут же отбросила эту мысль. Ему требовалась медицинская помощь, немедленно.

— Нет, — решила наконец она. — Приготовьте носилки и доставьте его в ближайший госпиталь.

Посылать вслед за риока одного-двух офицеров она не стала, так как знала, что если они и перехватят его, то наверняка потерпят поражение. В конце концов, раз уж он умудрился, выстояв против Ренджи, уйти и не потерять много крови, то вряд ли он ранен настолько сильно, чтобы с ним справилась парочка шинигами низших рангов. Рангику подумывала было самой пойти за ним, но все же решила сначала убедиться, что с Ренджи все будет в порядке.

Как только ребята обеспечили пациенту безопасную транспортировку, Рангику их отпустила. Сама же осталась, не столько потому что парню требовался уход, а из-за того что почувствовала, как к госпиталю приближаются двое знакомых шинигами. Через секунду после того, как ушли ее подчиненные, в комнату ворвались Кира с Хинамори.

— Мы почувствовали, что исчезла реяцу Абараи-куна! — выпалила миниатюрная девушка. — Как он?

— Не умер, — заверила ее Рангику, — но серьезно ранен. Думаю, если медики займутся им как можно скорее, он выживет.

— Я свяжусь с Четвертым отрядом и попрошу прислать специальную команду, — вызвался Кира.

— В этом нет необходимости.

Лейтенанты замерли, услышав голос обычно молчаливого командира Ренджи. Они обернулись и увидели направляющегося в их сторону Кучики Бьякую.

— Кучики-тайчо? — вопросительно проговорила Хинамори, словно не веря словам, вылетевшим из благородного рта.

Не замечая ее, тот продолжал:

— Поместите его в камеру.

— Н-Но он сражался с риока один на один! — заспорила Хинамори.

— Не желаю слышать никаких оправданий, — прервал ее Кучики. — Если вступаешь в битву один на один, то поражение совершенно неприемлемо. Мне не нужен глупец, который этого не понимает. Он словно бельмо на глазу. Уведите его немедленно.

Отдав приказ, глава клана развернулся и пошел прочь.

Хинамори была вне себя от такого наплевательского отношения к состоянию лейтенанта. Она яростно сжала кулаки и, не сдержавшись, крикнула:

— Прошу, подождите! Вы так говорите, словно Абараи-кун…

— Хватит! — Кира схватил ее за руку, не позволяя наломать дров, ослушавшись строгого капитана, который неспешно остановился и обернулся, стоило той открыть рот.

— Кира-кун…

Рангику видела, что оскорбленный тон Хинамори задел Киру, но прекрасно его понимала: если бы он не остановил девушку, неизвестно, как поступил бы капитан Кучики, чтобы поставить ее на место. И если уж ни приговоренная к смерти сестра, ни раненый лейтенант для него ничего не значат, то вряд ли она бы легко отделалась.

— Примите мои глубочайшие извинения, — низко склонившись, проговорил Кира.

Нехотя Хинамори осознала, к чему он ведет, и, следуя его примеру, через силу произнесла:

— Примите мои глубочайшие извинения.

Рангику присоединилась к ним и, тоже склонившись, вымолвила слова раскаяния.

Удовлетворенный тем, что лейтенанты могут должным образом выразить уважение старшим по рангу, капитан Кучики молча удалился.

Стоило ему скрыться, как троица выпрямилась, и Рангику заговорила первой:

— А сейчас давайте следовать приказу и доставим Ренджи в камеру…

— Но он же ранен! — возмутилась Хинамори.

— …в камеру Четвертого отряда, — лукаво улыбаясь, закончила Рангику.

Кира с Хинамори пару раз моргнули и с облегчением улыбнулись, оценив ее умение находить лазейки.

— Да, но Четвертый довольно далеко, — заметил Кира. — Не уверен, что с такими повреждениями его вообще стоит куда-то тащить. Но раз Кучики-тайчо запретил нам звать их сюда…

— Вообще-то я уже отправила запрос, — призналась Рангику. — Я знала, что Ренджи потребуется тщательное лечение, и отослала Адскую бабочку сразу же, как мы его доставили.

— Так что когда Кучики-тайчо сказал нам не звать никого… — неверяще пробормотал Кира.

— Он не знал, что мы это уже сделали, — радостно закончила Хинамори.

— Ловко, — одобрительно проговорил кто-то.

Рангику вскрикнула от неожиданности, и все трое обернулись и увидели Гина, прислонившегося к стенке с таким видом, будто он все это время тут и стоял.

— Гин! — недовольно воскликнула Рангику. — Сколько раз повторять, чтобы ты меня не пугал так больше?

— Но это так забавно, — дразнился тот, подходя к троице.

— Будет не так весело, когда однажды я помру от сердечного приступа, а все потому, что ты слишком часто застаешь меня врасплох, — рыкнула она.

— Простите, Ичимару-тайчо, — осторожно обратилась Хинамори, — а зачем вы здесь?

— Просто захотелось провести время со своей прекрасной женой, — ответил Гин.

Рангику старалась сдержать улыбку; она не была еще готова окончательно простить его, но комплименты значительно ускоряли этот процесс.

— А, ну и убедиться, что она не попадет в неприятности за то, что связалась с Четвертым отрядом наперекор Кучики-тайчо, — продолжил он. — Если начнет возмущаться, скажу, что сделал это сам.

— Не стоит, — запротестовала Рангику.

— Ты лейтенант, — возразил Гин, — а он капитан. Если сделаешь что-то, что ему не понравится, Кучики-тайчо устроит тебе массу проблем за неповиновение. Если же что-то натворю я, ему останется лишь сверлить меня взглядом. Сообразила?

Она кивнула и пришла наконец к выводу, что муж заслужил прощение.

— Так ты готова? — поинтересовался капитан с серебряными волосами.

— Нет еще, — ответила она. Хочу убедиться, что медики успешно доберутся до сюда.

— Как скажешь, — пожал он плечами.

— Похоже, Абараи нарвался на неприятности.

Подпрыгнув, лейтенанты взглянули на Хицугаю, который появился за их спинами так же тихо и неожиданно, как до того Кучики-тайчо и Гин. Если капитаны и дальше продолжат так подкрадываться, Рангику не удивится, если еще до рассвета заявится Сой-Фон и окончательно сведет их в могилу.

— Тоширо! — воскликнула Хинамори, перепугавшаяся больше всех.

— Если ты забыла, то Хицугая-тайчо, — холодно поправил тот. — Уверена, что хочешь так неформально обращаться к старшему по званию?

— Да плевать! Куда важнее, почему вы, капитаны, так бесшумно ходите?! — недовольно поинтересовалась Хинамори, которой уже порядком надоело, что ее третий раз за несколько минут так пугают.

Гин, единственный, кого не удивило внезапное появление Хицугаи, радостно наблюдал за разворачивающейся сценой, но его прибытие явно не понравилось Рангику, чья рука тут же легла на занпакто, стоило тому подать голос.

На первый взгляд между Кучики и Хицугаей не было особой разницы. Оба строго держались законов, были невозмутимыми и, как показывала практика, бессердечными. Но все дело было в том, что с аристократичным капитаном Рангику чувствовала себя чуточку спокойнее, нежели в компании юного дарования. На них обоих можно было смело положиться, когда дело касалось безопасности Сейрейтея, но первый действовал из чувства ответственности и гордости за свое благородное происхождение. Хицугая же для нее был темной лошадкой.

И все же следовало признать, что у нее не было веских оснований опасаться капитана Десятого отряда. Он был сильным шинигами, знающим свое дело, и полноправно заслужил белое хаори, невзирая на юный возраст. Репутация среди низших рангов у него была неоднозначной. В Десятом все уверяли, что Хицугая — лучший из капитанов, но идеализировать своего командира — вообще в порядке вещей среди подчиненных. Впрочем, оспорить тот факт, что за своих ребят он искренне переживал, было нельзя. Да, он всегда действовал по уставу и следил за тем, чтобы все в отряде выполнялось согласно правилам, но это было лишь своеобразное проявление заботы.

Ничто из вышеназванного не могло объяснить, почему у Рангику всякий раз, как Хицугая проходил мимо, по спине бежали мурашки. Ей хотелось бы списать все на побочный эффект от его ледяной реяцу, но никто больше не реагировал на него так, как она.
По правде сказать, Хицугая, кажется, очень хорошо относился к Хинамори, но даже то, что она близка с девушкой, не могло заставить Рангику полюбить этого жутковатого подростка.

***


Ассоциация Женщин-шинигами проводила мероприятие, во время которого ее члены на целую неделю становились «сестрами» для новичков. Рангику досталась Пятый офицер Пятого отряда, крошечная брюнеточка Хинамори Момо. «Старшая сестра» была рада заполучить в «младшие сестры» такую душку. Эти двое мгновенно нашли общий язык и сейчас, пока Рангику водила ее по любимым магазинам, оживленно болтали.

— Тоширо! — внезапно крикнула Хинамори, заметив кого-то. Она энергично замахала ему рукой, и Рангику глянула в ту же сторону, чтобы рассмотреть, кто же это.

Паренек, которого очевидно звали «Тоширо», был маленького роста, сердитым и держал под мышкой стопку бумаг. А еще он был милым, очень милым. Не в смысле «я бы пригласила его выпить», а «я бы затискала его, как плюшевого мишку». Он поглядывал на зовущую его девушку с легким раздражением.

Стоило им подойти, как он заявил:

— Сейчас я «Хицугая-фукутайчо», Хинамори.

Тогда Рангику впервые заметила у него на руке лейтенантский шеврон.

— Я раньше не видела тебя на собраниях, — проговорила она.

— Меня недавно назначили, — ответил Тоширо. — С тех пор собраний еще не было.

— Поздравляю, — улыбнулась Рангику, желая быть дружелюбной, но на беловолосого мальчишку это не произвело никакого впечатления. Впрочем, она не сильно расстроилась. — О-о, похоже, кого-то нужно обнять…

Паренек одарил ее ледяным взглядом, и все желание обнять «милашку» мгновенно улетучилось. Очаровательная внешность сбивала с толку, но стоило Хицугае почуять угрозу физического контакта, как Рангику смогла отчетливо разглядеть в его глазах весь холод полярной зимы. В них явно читалось, что если девушка протянет к нему руки, то он за себя не ручается.

— Однако ты как-то не похож на любителя объятий, так что я, пожалуй, пас, — закончила она.

— Ой, сестренка, ты вроде как говорила, что где-то поблизости есть магазинчик, который ты хотела мне показать, — взволнованно вклинилась Хинамори, ощутив растущее напряжение, и обратилась к Хицугае: — Еще увидимся, Тоширо!

Мальчишка кивнул и продолжил свой путь.

— Извиняюсь за Тоширо, — поспешила объясниться Хинамори. — Он не очень-то общительный.

— Я заметила, — сухо ответила Рангику.


***


— В любом случае, что ты здесь делаешь?! — продолжала бесноваться Хинамори, затем притормозила, будто до нее только дошел смысл сказанного, и еще раз спросила, уже более спокойным тоном: — Зачем ты здесь?

— Пришел лично посмотреть, с чем мы имеем дело, — ответил Хицугая, оценивая, в каком состоянии находится красноволосый. — Я слышал, что как минимум один риока достаточно силен, чтобы справиться с лейтенантом.

Он замолчал и посмотрел прямо Хинамори в глаза:

— И поэтому я назначаю Киру тебе в сопровождающие.

— Тоширо! — возмутилась она. — Я могу сама о себе позаботиться.

— Хинамори, так будет разумнее, — возразил он. — Мы имеем дело с врагами, отправившими лейтенанта на больничную койку. Никому ниже ранга капитана не безопасно передвигаться в одиночку. Так что Кире это необходимо так же, как и тебе.

— Я буду с другими офицерами Пятого отряда, а не одна!

— Они сейчас здесь?

— Нет…

— И ты веришь, что они по силе сравнятся с Кирой?

— Нет, но у него есть и свои дела, разве не так?

— Кира, — Тоширо повернулся к своему лейтенанту, — что для тебя важнее: твои обычные отрядные обязанности или безопасность Хинамори?

— Безопасность Хинамори-кун, — не раздумывая, ответил Кира.

Девушка сокрушенно всплеснула руками.

— Вы слишком сильно обо мне печетесь, я буду в полном порядке!

— Хинамори, кто старше: капитан или лейтенант? — спросил тогда парнишка, чьи волосы безумно напоминали глыбу льда.

— Капитан, — неохотно ответила она.

— Тогда как капитан я приказываю тебе позволить Кире сопровождать тебя.

— Ты безнадежен, — вздохнула Хинамори и чуть улыбнулась. — Но думаю, я должна быть благодарна, что у меня есть два друга, которые так за меня переживают.

Рангику с изумлением отметила, что Кира смутился, и той оптимистичной ее половине, которая видит в людях лишь хорошее, показалось, что на щеках Хицугаи на мгновение мелькнул тот же румянец. Впрочем, более вероятно, что это была лишь игра воображения.

— Ичимару, — обернулся Хицугая ко второму капитану, — нам нужно идти: Ямамото созвал очередное экстренное собрание.

Очередное? Это вторжение никому не дает расслабиться, — простонал серебряный лис и чмокнул жену. — До встречи.

Рангику кивнула, одарив мужа прощальной улыбкой, и капитаны ушли.

— Ты же знаешь, что оправдание было притянуто за уши, лишь бы ты только согласилась на охрану, — заметил Кира, едва оба гения покинули помещение.

— Он просто чрезмерно беспокоится за меня, — возразила Хинамори, слегка покраснев. — Тоширо всегда был ко всем холоден, но стоит только узнать его получше, как понимаешь, что на самом деле он очень заботлив.

От Киры не укрылось, как Рангику закатила глаза, но, к счастью, вслух ничего не сказала. Он знал, что Хицугая не был среди ее любимчиков, но она редко это показывала ради своих же друзей.

— Думаю, точнее будет сказать, что он заботлив по отношению к тебе, Хинамори-кун, — с кривой улыбкой уточнил он.

— Что это значит? — нахмурилась она, ей не понравился его всезнающий тон.

При взгляде на Хинамори, занявшую оборонительную позицию, у Рангику на лице появилась ухмылочка, чертовски напоминающая ухмылку ее мужа.

— Возле офиса капитана всегда царит холод, — объяснил Кира. — Так, что мы одеваем под униформу еще несколько слоев одежды. Но с каждым твоим визитом становится заметно теплее.

— Ты просто выдумываешь; сколько бы я ни заходила, там никогда не было прохладно и я никогда не чувствовала никакого потепления.

— Это потому, что он издалека чувствует твою реяцу, — ответил Кира. — А мы можем предугадать твое появление по резкому повышению температуры. Голову на отсечение даю, что, одолжи я у Куроцучи-тайчо термометр, он бы засек разницу градусов в пять, не меньше, в зависимости от того, рядом ты с Хицугаей-тайчо или нет.

— Спорим на неделю бумажной волокиты, что ты ошибаешься.

— Заметано, — тут же согласился Кира, и его губы искривила усмешка.

***


— Знаешь, — проговорил Гин, пока они с Хицугаей шли к залу собраний, — однажды тебе все же придется рассказать мне, чем ты так напугал Рангику.

— Намеренно я ничего не делал, — ответил беловолосый капитан так, словно это его вовсе не волновало. — Глупо с ее стороны; мне нет смысла причинять ей вред.

— До тех пор, пока ты придерживаешься этой позиции, я спокоен. Немного страха даже полезно для нее: не позволяет расслабиться и окончательно разлениться.

— Удивлен, что ты так считаешь. Я ожидал, что ты будешь куда больше переживать за нее.

— Я ее уважаю и не сую нос в ее дела; вмешиваюсь лишь тогда, когда понимаю, что она собирается прыгнуть выше своей головы. Эта боязнь тебя — как раз то, что ей нужно, чтобы держать ухо востро. Если влезу, сделаю только хуже.

— Интересный подход, — заметил Хицугая.

— Не такой уж и интересный, — возразил Гин. — В конце концов, я не всегда буду рядом, чтобы ее защитить, так что должен быть уверен, что она сама сможет о себе позаботиться.

Хицугая заинтересованно хмыкнул.

— Думаю, ты меня понимаешь, — продолжил лукавый капитан, — ведь сам так же переживаешь за Хинамори-тян. Любой, у кого есть глаза, подтвердит, что ты сильно к ней привязан.

Тоширо даже не глянул в его сторону.

— Тогда как ты узнал?

— Хэй, у меня есть глаза!

— Ага, я в курсе.

— Вау, у Хицугаи-тайчо есть чувство юмора, мне стоит немедленно связаться с Хисаги-куном, чтобы он опубликовал это открытие в следующем выпуске «Вестника Сейрейтея».

В ответ маленький капитан лишь прищурился, посматривая на своего раздражителя.

— Серьезно, — продолжал Гин, — тебе стоит расслабиться; я заметил, что ты не шибко-то дружелюбен с людьми.

— Тебя самого не назовешь чересчур общительным.

— Ты о чем? Мне нравится общаться.

— Да, но ты больно редко кого впускаешь внутрь и позволяешь узнать себя получше. Обычно все твое общение сводится только к подкалыванию окружающих.

Гин помолчал секунду, затем как-то застенчиво хихикнул.

— В точку, — признал он. — Мне нравится болтать с людьми, но мне непросто им довериться.

— Это не так уж и плохо, — сказал Хицугая.

— Ага, но ты зашел слишком далеко, — проговорил Гин. — У каждого должен быть по крайней мере кто-то один, кому он может полностью доверять. Понимаешь, к чему я веду?

Хицугая ответил не сразу, но сереброволосый уловил промелькнувшее у него во взгляде раздумье, хотя лицо его по-прежнему так и оставалось непроницаемым.

— Кажется, да, — наконец ответил он.

Бонус: Иллюстрированный Путеводитель Шинигами (с любезного разрешения Ичимару Рангику).


— Итак, — заявил Ичимару Хицугае по пути на собрание, — мы оба пришли к выводу, что у нас не так-то много друзей; почему бы нам не поработать над улучшением наших отношений?

— Не вижу необходимости.

— Да ладно тебе, всего лишь небольшое упражнение на дружбу, чтобы получше узнать друг друга; чего ты больше всего боишься?

— В данный момент — тебя, — бросил Хицугая. — А чего ты боишься?

— Того же, чего и все, — ответил лис, входя в зал собраний. — Улыбки Уноханы.

— А что с моей улыбкой?

— Она прекрасна!

— Благодарю, Ичимару-тайчо.

Таинственным образом тон женщины содержал в себе искреннюю благодарность за комплимент и в то же время ясно давал понять, что на его отмазку она не купилась. Проговорив это, Унохана чинно прошла мимо него и заняла свое место.

— И похоже, серебряным лисом тебя называют не за цвет волос, — тихо сказал ему Хицугая, — а за твой язык*
_________________________________________________________________________________
* - Игра слов: серебряным лисом (silver fox) по-английски называют мужчину, который умеет произвести хорошее впечатление на дам; Хицугая же имеет в виду, что Гина так зовут за его острый язычок (silver tongue)

Примечание автора:
Также вы могли заметить, что Хицугая сильно не похож на каноничного. Это одно из последствий альтернативной временной линии, в которой Рангику — лейтенант Гина, а не Тоширо. Другими словами, до момента описанного выше, он ни разу с ней не встречался.

@темы: PG13, АУ, Гет, Гин, Драма, Переводы, Приключения, Рангику, Фанфики

Комментарии
2016-01-04 в 09:19 

Naele
Существует три способа сделать что-нибудь: сделать самому, нанять кого-нибудь или запретить кошке делать это.
Очень интересная история получается! А продолжение есть?

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Seireitei Toshokan

главная