23:16 

Фанфик про Нноитору в библиотеке

helldogtiapa
Автор: helldogtiapa
Персонажи: Ичимару, Тесла, Айзен, Нноитора
Рейтинг: детский
Жанр: юмор
Содержание: Нноитора идет в библиотеку
Дисклеймер: мопед герои не мои

Пословица гласит, что книга - наш лучший товарищ.
Ичимару Гин не смог бы поручиться за это в точности, потому что иных, худших, товарищей у него не было. Но, однако, его страсть к чтению была действительно велика. В голодном руконгайском детстве, правда, он был лишен возможности читать часто и помногу, но зато позже, в Сейретее, оторвался по полной. К тому моменту, когда ему присвоили капитанское звание, в Большой Библиотеке Готэя (равно как и в библиотеке дома Кучики) уже не осталось непрочитанных им книг. Кто-то другой на его месте мог бы впасть в отчаяние, но только не Ичимару: исчерпав ресурсы мира душ, он не пожалел сил и времени, раздобыл поддельные документы на Грунте и записался в одну из токийских библиотек.
Перед ним словно отверзлись двери сокровищницы. Куда более полное и разнообразное собрание всевозможной литературы оказалось целиком и полностью к его услугам. Сначала он пил из этого чудесного кладезя один. Затем, ощутив, что счастье переполняет его и требует с кем-нибудь поделиться, он начал также брать книги для своего лейтенанта Киры Изуру. Старательно выбирал самые смелые, самые постмодернистские, самые... в общем, самые тошнотворные образчики современной литературы. Верный Кира покорно читал, намертво терял сон и аппетит, а Ичимару безыскусно радовался.
Под настроение он брал детектив или любовный роман для Рангику, а несколько раз особенно понравившуюся книгу показывал капитану Айзену. И в этом, как показало время, была его роковая ошибка - Ичимару понял это, едва переселившись в Лас Ночес, но исправлять что-то было уже поздно.
Ичимару поражал тот фанатичный энтузиазм, с котором владыка Айзен занимался духовным облагораживанием арранкаров и насаждал разумное, доброе и вечное в, прямо скажем, малопригодную для этого почву. Но еще больше Ичимару поразило известие, что лично ему отныне вменяется в обязанность снабжать Эспаду развивающей литературой.
Он тогда плюнул чаем в соседей по столу (новость эта накрыла его во время очередного чаепития Эспады) и долго кашлял и утирался салфеткой, размышляя параллельно, следует ли сразу уйти в глухой отказ или сначала попытаться извлечь из предложения какую-нибудь выгоду. Но какая, с другой стороны, тут может быть выгода?
- Я, владыка, глубоко преклоняюсь перед твоим острым умом и незаурядным педагогическим рвением, - сипло сообщил он наконец, - но то, что ты предлагаешь, решительно невозможно. Во-первых, мне на руки выдают только три книги за раз, чего, как ты понимаешь, явно недостаточно для поднятия культурного уровня Эспады. Во-вторых, - он широким жестом указал на Гриммджо, с хлюпаньем лакавшего из своей чашки, и Ямми, который меланхолично откусывал от блюдца, - первые же книги, которые я им принесу, они доведут до такого состояния, что новых мне в библиотеке уже не выдадут никогда. Нет-нет, владыка, это совершенно неосуществимо...
Владыка улыбнулся ему ободряющей улыбкой и предложил использовать смекалку.
Смекалка и впрямь редко подводила Ичимару Гина. Поэтому, поняв, что отвертеться от просветительской миссии ему не удастся, он быстро обустроил все наилучшим образом. Благодаря липовой справке, удостоверяющей, что он занимается волонтерской деятельностью в интернате для умственно неполноценных подростков, он сумел расширить лимит выдаваемых на руки книг до десяти штук и кроме того заручился благожелательным отношением дежурных библиотекарей.
Первые недели он брал книги наугад и расставлял их на этажерке в холле первого этажа. Довольно быстро среди арранкаров выделился кружок тех, кого чтение действительно интересовало, и постепенно у этих немногих интеллектуалов сформировались литературные пристрастия. Так что теперь просветительская деятельность Ичимару Гина осуществлялась по заведенному порядку. В течение недели арранкары-читатели высказывали ему пожелания. В пятницу был ответственный день: с утра Ичимару собирал с этажерки в холле первого этажа книги, которые пришло время возвращать, затем отправлялся на Грунт, посещал там кино, музеи и рестораны, предавался разнузданному шоппингу и вообще всячески отдыхал душой. Под конец визита он забегал в библиотеку, сдавал старые книги, брал новые - и возвращался в Уэко Мундо, усталый и не считающий нужным скрывать свою усталость. Пусть окружающие понимают, что общение с библиотекарем - это вам не фунт хурмы.
Сегодня была пятница, и потому, окончив завтрак, Ичимару по заведенной традиции проследовал в холл первого этажа и принялся перебирать содержимое этажерки, откладывая в сторону те книги, которые предстояло вернуть.
- Доброе утро, - промолвил у него за спиной владыка Айзен.
Тон его показался Ичимару чуть более доброжелательным, чем требовали обстоятельства, и какое-то недоброе предчувствие сжало сердце. Однако Ичимару ничем не выдал своей тревоги.
- Доброе утро, владыка, - ответил он рассеянно и углубился в “Органическую химию” Моррисона и Бойда, давая понять, что библиотечные дела требуют от него полной сосредоточенности.
- Ах да, сегодня же пятница, - улыбнулся Айзен. - Ну, нам в соответствии с программой, как обычно. Что там у нас дальше? Бальзак, кажется.
Не доверяя вкусу своих подопечных, владыка Айзен составил для них взвешенную программу чтения, которая охватывала все те сокровища мировой литературы, с которыми следует познакомиться образованному человеку. Увы, следовал этой программе один только верный Улькиорра. Не столько по зову сердца, сколько из уважения к владыке он преодолевал один классический роман за другим и с каждой трагической историей человеческих судеб, разворачивающейся перед его внимательными глазами, все глубже укоренялся в мысли, что люди странные существа и понять их невозможно.
- Что там с Иллюстратором? - продолжал Айзен. - Все еще не выдал себя?
Иллюстратором они с Ичимару называли между собой злонамеренного арранкара, который с некоторых пор повадился рисовать в библиотечных книгах. Это точно был кто-то из читательского кружка, так как картинки (выполненные, к слову, не без таланта) соответствовали сюжету, если только в произведении был сюжет.
Поскольку книги свободно лежали в холле и любой, дочитав одну, мог вернуть ее в этажерку и взять другую, вычислить Иллюстратора было нелегко. Конечно, Ичимару мог бы подойти к делу решительно, запереть книги под замок, записывать, кто что читает и тому подобное - но одно соображение его останавливало.
Уже некоторое время он лелеял в сердце своем мысль о стенгазете. Любому коллективу - это он знал совершенно точно - просто необходима стенгазета, и ему больно было видеть, как арранкары чахнут, не имея возможности излить свое творческое начало на ее страницы. Он уже присмотрел будущих авторов, он знал, кому поручит бытовые зарисовки, а кому - колонку юмора, но одно обстоятельство пока не позволяло ему официально созвать редакцию. Можно выпускать стенгазету без колонки юмора. Можно выпускать стенгазету без бытовых зарисовок. Можно даже обойтись без рубрики “Они позорят отряд” (хотя не очень понятно, зачем тогда вообще все). Но одно должно быть у стенгазеты обязательно - оформление и иллюстрации. Если вы не нашли человека, который будет рисовать для вашей газеты заголовки и карикатуры, то никакая колонка юмора, сколь бы искрометной она ни была, ее не спасет.
Никто из арранкаров до сих пор открыто не проявил художественных способностей, так что Ичимару был кровно заинтересован в том, чтобы установить личность Иллюстратора. Однако, опасаясь активными действиями спугнуть жертву и заставить ее затаиться, он пока что избрал наблюдательную тактику.
- Увы, владыка, - молвил он, шелестя страницами, - круг подозреваемых все еще широк. Но, полагаю, мы можем очистить от подозрений Заэля Аполло Гранца.
И показал собеседнику обложку “Органической химии”. Обложку украшало бензольное кольцо, которому мятежная рука Иллюстратора пририсовала ручки, ножки, голову и придала явное и обидное сходство с Заэлем.
- Да, - кивнул Айзен. - Я склонен с тобой согласиться, Гин. У Заэля недостанет для такого самоиронии. Кстати о Заэле...
“Вот оно”, - подумал Ичимару и внутренне напрягся.
- Хорошо, что ты мне напомнил, - продолжал Айзен преувеличенно беззаботным тоном. - Как раз сейчас говорил с Заэлем. Он ожидает после обеда вылупления нового образца. Это из закладки Б-12, будет интересно. Сожалею о твоих планах, Гин, но, боюсь, тебе сегодня придется остаться дома. Ты же не хочешь пропустить эксперимент?
Заэль Аполло Гранц, вивисектор-энтузиаст, был штатным сумасшедшим ученым Эспады, и ничего в мире Ичимару не жаждал так сильно, как пропустить очередной его тошнотворный эксперимент.
- Ай-ай-ай, владыка, - ответил он скорбно, - Какая, право, жалость! Если бы дело было только во мне, я бы, разумеется, остался. Но сегодня, увы, я не вправе располагать собой. Сегодня обязательно нужно вернуть “Органическую химию” и “Гордость и предубеждение”, так что, к сожалению, выбор, стоящий передо мной, кристально ясен. Я не могу идти в подвалы к Заэлю, я должен идти в библиотеку. Кроме того, у меня заканчивается читательский билет. Боюсь даже представить, что случится, если я его сегодня не продлю. Я слышал историю об одном читателе, который не продлил вовремя читательский билет, так вот его призрак до сих пор иногда видят...
- Твоя преданность делу, Гин, достойна всяческого восхищения, - отмахнулся Айзен, - но ты перегибаешь палку. Думаю, один раз ты вполне можешь делегировать свои библиотечные обязанности - вместе с гигаем, в котором ты туда ходишь - кому-нибудь другому. Вот хоть...
Тут он замолк и приложил руку к уху, словно ожидая подсказки от невидимого суфлера. Ичимару удивился было, но в следующий миг и сам услышал размеренный скрежет, доносившийся из западного коридора. Скрежет надвинулся, а затем из тьмы коридора появился Нноитора Джируга, пятый Эспада. Скрежетала Санта-Тереза, которую он волочил за собой по полу.
- Здрасьте, - буркнул Нноитора и двинулся через холл. Двое великих злодеев провожали его взглядами.
- Да вот хоть Нноитора! - сказал Айзен запальчиво. - Нноитора сходит в библиотеку вместо тебя, Гин.
- Почему я? - спросил Нноитора, обернувшись.
- Почему он? - спросил Ичимару, вздрогнув.
- А почему нет? - парировал Айзен с улыбкой. - Впрочем, если вам нужны причины, могу назвать по крайней мере три. Во-первых, Нноитора уже вполне успешно подменял тебя, Гин, у него есть опыт*. Во-вторых, у него располагающая улыбка и он легко сходится с людьми, а значит, понравится библиотекарям...
“Уму непостижимо”, - подумал Ичимару. Он знал, что Айзен бесконечно мудр. Не могло быть ни малейшего сомнения в том, что он читает в чужих сердцах как в открытой книге - до того точно срабатывали все его хитроумные планы. И все же, слушая его сейчас, Ичимару не мог отделаться от мысли, что его старый друг и командир именно таков, каким считали его до недавнего времени в Сейретее - бесконечно наивный простак-добряк.
С какой-то стороны, конечно, Нноитора вполне успешно подменил меня тогда в Академии - мне потребовался всего месяц, чтобы разобраться с последствиями. И да, можно сказать, что Нноитора легко сходится с людьми - останки этих людей потом запросто помещаются в обувной коробке...
- Если Нноитора так хорошо меня замещает, - сказал он вслух, - то, может быть, он лучше вместо меня сходит понаблюдать Заэлевских кадавров?
- Нет, я лучше в библиотеку, - быстро возразил Нноитора.
- Отлично! - заключил владыка Айзен. - Потому что третья причина, которую я собирался назвать - та, что ты, Нноитора, до сих пор не присоединился к нашему читательскому кружку. Ты манкируешь чтением, и это глубоко меня огорчает. Ты сам не понимаешь, какого наслаждения лишаешь себя из одного только глупого упрямства. Уверен, если бы ты только попробовал, тебя уже нельзя было бы оторвать от книги. Взгляни на своих товарищей, на Старрка, на Неллиэль, на Гриммджо с Заэлем и особенно на Улькиорру: какими богатыми красками расцветился их мир с тех пор, как они открыли для себя чтение. На общих чаепитиях их разговоры теперь постоянно вращаются вокруг прочитанного, а ты лишен возможности поддержать эти беседы. Да что там, вспомни хотя бы своего фраксьена. Посмотри, как облагораживающе влияют на него все эти книги по психологии, которые он заказывает Гину. - При этих словах лицо Нноиторы дернулось. - В общем, пора бы тебе переступить через свою предубежденность - и поотому, я считаю, тебе весьма полезно будет посетить библиотеку - этот величественный храм знаний - оглядеться, так сказать, под ее сенью и подышать ее благословенным воздухом. Вот, - он перевел дыхание. - Ну а тебя, Гин, я жду здесь же после обеда. Лично я постараюсь особо не наедаться.
И, одарив обоих собеседников приветливой улыбкой, владыка Айзен бодрой походкой удалился прочь.
- И вот - победоносен, - пробормотал Нноитора ему вслед.
Ичимару уставился на него в изумлении.
- Чё? - спросил Нноитора резко.
- Мне показалось, - медленно ответил Ичимару, - что ты только что процитировал Саймака.
- Я чё сделал?
Да нет, сказал себе Ичимару, нет, конечно, что за глупости? Это же Нноитора! Он просто повторил фразу, которую услышал от Неллиэль... Или от Гриммджо? Не помню, для кого я брал “Заповедник гоблинов”.
А вслух произнес:
- Неважно, друг мой. Ладно, владыка дал приказ, ничего не попишешь. Зайди ко мне через часок, я тебя проинструктирую.


Означенный часок он провел, при помощи ластика и бритвы устраняя творчество Иллюстратора там, где бумага это позволяла. Устранить удалось далеко не все.
Спустя час в дверь постучали.
- Войдите, - молвил Ичимару.
Дверь открылась, и на пороге появился Тесла.
- Господин Ичимару, - произнес он, - вы просили господина Нноитору зайти.
- Совершенно верно, друг мой, - ответил Ичимару.
- Господин Нноитора сейчас очень занят и не может уделить вам внимание. Поэтому он прислал меня.
- Хм, - сказал Ичимару.
Налицо был явный демарш. Возможно, следовало бы что-то предпринять по этому поводу и донести до Нноиторы, что он слишком зарвался - но по зрелом размышлении Ичимару решил не предпринимать ничего. Тесла по крайней мере способен был понять и запомнить инструкции.
- Хорошо, - сказал он. - Слушай меня внимательно, юноша, повторять дважды я не буду. Вот это - книги, которые нужно вернуть. Вот это - список книг, которые нужно взять. Это - координаты места, куда открывать гарганту. Там переулок, оттуда сразу видно библиотеку - красное кирпичное здание. Нноитора должен войти через главный вход под табличкой. Он окажется в вестибюле. Напротив входа будет деревянная дверь, ее нужно открыть. За ней будет помещение с длинной стойкой, за которой сидят суровые пожилые женщины. Это библиотекари. Пока все понятно?
Тесла сосредоточенно кивнул.
- Нноитора должен подойти к любой из женщин и отдать ей читательский билет и книги. Она станет их просматривать, найдет рисунки на полях и начнет возмущаться. Тут - не знаю уж, как ты это до него донесешь - Нноитора должен выразить сожаление. Допустим, сказать: “Весьма прискорбно, но вы же знаете, какие дети это читают” - и развести руками, вот так. Это поможет снять конфликт. Когда женщина перестанет ругаться, пусть он отдаст ей список новых книг, а также мое заявление на продление читательского билета - вот оно. Когда книги ему выдадут, а читательский продлят, он должен попрощаться и, нигде не задерживаясь, возвращаться сюда. Ты все запомнил?
- Да, господин Ичимару, - ответил Тесла.
- Молодец. И вот еще что. Это я говорю не для Нноиторы - ему такие рассуждения все равно недоступны - а для тебя, друг мой. Уясни себе, пожалуйста, что если Нноитора сожжет библиотеку, или съест библиотекаря, или потеряет мой читательский - в общем, если он, находясь в моем гигае, совершит что-то непоправимое, у него будут потом неприятности. Очень большие неприятности, я гарантирую это. Понятно?
- Вполне, господин Ичимару.
- Тогда можешь идти. И пусть он не откладывает, библиотека сегодня до шести.
Тесла поклонился и ушел, а Ичимару, терзаемый дурными предчувствиями, вздохнул и поглядел на часы. Близилось время обеда.
Хотя в перспективе Заэлевских перформансов обед, пожалуй, лучше было бы пропустить.


Спустя еще два с половиной часа Ичимару на подгибающихся ногах вошел в свой кабинет и тяжело опустился на стул. Он поступил совершенно правильно, не притронувшись ранее к обеду, и все равно его как-то мутило.
Ему хотелось бы думать о чем-то приятном и отвлеченном, но единственные мысли, которые лезли ему в голову, были о Заэле Аполло Гранце и о том, как хорошо было бы вогнать Шинсо ему в глотку, затем выпотрошить, похоронить и засыпать на всякий случай известью.
В дверь постучали.
- Войдите, - молвил Ичимару утомленно.
- Господин Ичимару, - сказал Тесла, просунувшись в дверь. - Рад видеть, что вы уже вернулись.
С этими словами он втащил в комнату большой туго набитый мешок.
- Что это? - вопросил Ичимару, поднимаясь из-за стола. Под впечатлением Заэлевских трудов ему первым делом подумалось, что в мешке лежит расчлененный библиотекарь.
- Одну минуту, господин Ичимару, я только принесу второй.
Тесла скрылся за дверью, а Ичимару приблизился к мешку и с опаской пощупал сквозь ткань.
На ощупь в мешке были книги.
- Ну вот, - Тесла возник на пороге со вторым мешком, еще больше первого. - Господин Ичимару, вот ваш читательский билет.
Одно бесспорное достоинства у Заэлевских штудий все-таки было: в течение двух часов Ичимару думать не думал о том, как Нноитора общается с библиотекарями и позорит его гигай. Но теперь эти мысли нахлынули на него, словно могучая океанская волна.
- Насколько я понимаю, - сказал он мертвым голосом, - Нноитора ограбил библиотеку.
Тесла взирал на него снисходительно.
- Если вам интересно, как все прошло, господин Ичимару, я расскажу. Господин Нноитора хотел, чтобы на всякий случай руки у него были свободны, и потому я отправился с ним. Я нес сумку с книгами.
- Валяй, рассказывай, - кивнул Ичимару, возвращаясь за стол. Его насторожила фраза “хотел, чтобы у него руки были свободны”. Ему не хотелось думать, что Нноитора этими свободными руками устроил в библиотеке.
- Господин Нноитора открыл гарганту, - начал Тесла хорошо поставленным голосом, - и мы очутились в каком-то темном и затхлом проулке, который вывел нас на площадь. Впереди мы увидели большое здание из красного кирпича. На нем была вывеска “Библиотека №44”, и господин Нноитора сразу догадался, что нам туда.
- Сверхъестественная проницательность, - отметил Ичимару.
- Господин Нноитора открыл дверь, и мы вошли. Мы миновали пустой вестибюль и открыли следующую дверь. За ней мы увидели пять женщин, сидевших за деревянной стойкой. Все пять были стары и уродливы, а в их глазах горело злобное пламя. “Ну и грымзы!” - сказал мне господин Нноитора, и все пять фурий тут же зашипели на нас со своих насестов и потребовали соблюдать тишину. Но господин Нноитора не дрогнул перед их гневом и смело подошел к самой свирепой на вид. “Вот книги,” - сказал он, и я подал ему сумку, и он выложил книги на стойку...
“И возле Лежнева они встретили сэра Пеллинора, - подумал Ичимару, - однако Мерлин сделал так, что Пеллинор не заметил председателя.” Напыщенная декламация Теслы была такой нелепой, что даже не раздражала.
- ... И сначала она листала книги с благодушным выражением на лице, но затем на полях “Гордости и предубеждения” ей попалась иллюстрация, на которой Лиззи избивала недостойного мистера Уикхема ридикюлем, и лицо библиотекарши исказилось от ярости. “Кто? - вскричала она. - Кто посмел осквернить страницы Джейн Остин этой отвратительной мазней?!” Но господин Нноитора ни единым жестом не выдал, как задела его столь несправедливая оценка его трудов, и только пожал плечами...
В этот миг, миг внезапного и потрясающего откровения, Ичимару тоже ни единым жестом не выдал своего торжества. Лишь пальцы его ног, надежно скрытые под столом, хищно поджались, точно когти ястреба.
- В “Гордости и предубеждении” были и другие иллюстрации, - продолжал Тесла, не догадываясь, что только что сдал своего патрона с потрохами. - Злобные старухи сгрудились над книгой, кудахтая наперебой. Я видел, что праведное негодование постепенно охватывает господина Нноитору и уже готово выплеснуться наружу... Но в этот миг отворилась дверь с табличкой “Читальный зал”, и оттуда вышел непримечательный человек. Он кивнул всем нам и пошел к выходу. По пути он нечаянно задел господина Нноитору плечом. Господин Нноитора в ответ тоже нечаянно задел его плечом. И, проламывая своим телом стойку, этот человек выронил из-за пазухи книгу. Библиотекарши немедленно столпились вокруг него. Послышались крики “Это он! Это он!”, а затем они... - Тесла на мгновение смешался. - В общем, из всех, кого я знаю, _так_ обойтись с живым существом мог бы только господин Заэль. Признаюсь, цепенящий ужас охватил меня при виде беснующихся кровожадных фурий. Даже господина Нноитору, кажется, немного проняло.
- Оказалось, - продолжал он после короткой драматической паузы, - что этот человек уже давно повадился выносить книги из библиотеки, и его никак не могли поймать. Теперь же благодаря господину Нноиторе он был схвачен и понес заслуженное наказание. После этого отношение библиотекарш к нам в корне переменилось. Они превозносили силу и храбрость господина Нноиторы и пели ему хвалу. Они сказали, что отныне господин Нноитора - самый желанный гость в их библиотеке, и ему всегда найдется место в читальном зале. Они разрешили нам впредь брать столько книг, сколько мы захотим. Они продлили ваш читательский билет на неограниченный срок. И они обещали повесить портрет господина Нноиторы на доске почета. То есть, - добавил он, слегка помрачнев, - повесят они ваш портрет, потому что гигай-то ваш... Но висеть он будет во славу господина Нноиторы. После этого мы набрали книг - мешки нам выдали там же - сердечно попрощались с библиотекаршами и вернулись домой.
Ичимару помолчал, разглядывая читательский билет, где в графе “до” был вписан 2100-й год. Он размышлял о непостижимости мира. Очередной странный и нелепый план владыки Айзена неожиданно сработал самым наилучшим образом - так же, как и все предыдущие странные и нелепые планы, свидетелем воплощения которых был Ичимару. В этом таилась какая-то удивительная загадка мироздания, и с минуту Ичимару пытался разгадать ее, но так и не преуспев.
- Потрясающе! - сказал он наконец. - Нет слов! Ты молодец! Господин Нноитора молодец! Попроси его зайти ко мне, пожалуйста. Хочу выразить восхищение лично.
- Господин Нноитора сейчас отдыхает.
- Лучший отдых - в перемене занятий, - парировал Ичимару. - Мне нужно с ним поговорить, и немедленно.
- Я ему это передам, - ответил Тесла дипломатично. Затем, помедлив, с некоторой тревогой спросил: - А о чем вы с ним собираетесь говорить?
Отложив читательский билет, Ичимару рылся в ящиках своего стола.
- Ну как же, - ответил он. - Прежде всего, конечно, о литературе. О влиянии печатного слова на нашу жизнь. А также... Да где же они? Ах, вот! - он наконец отыскал свои старые наброски к первому выпуску “Арранкарской правды”**. - Еще поговорим об изобразительных искусствах.


* подробнее о предыдущем случае, когда Нноитора подменял Ичимару, см. здесь: www.diary.ru/~toshokan/p92063393.htm
** подробнее о Нноиторе в должности художника-оформителя см. здесь: www.diary.ru/~toshokan/p101441444.htm

@темы: Юмор, Фанфики, Гин, Арранкары, Айзен

Комментарии
2015-05-17 в 23:38 

Smthng Diabolical
Мудацкий Д
Вы как всегда :lol:
Спасибо)

2015-05-17 в 23:39 

Санди Зырянова
Сколько можно безумному даэдра сидеть в отпуске?
Позитивчик :inlove: спасибо!

2015-05-17 в 23:59 

Шаманка Ингрид
королевские гончие взяли мой след
Очаровательный фик) С удовольствием читала)
Интернат для умственно неплноценных подростков :lol:

2015-05-18 в 07:43 

Фенамин
Как же я люблю ваши фики!

2015-05-18 в 21:28 

bezjalosny_fossy
If you are going through hell, keep going
но единственные мысли, которые лезли ему в голову, были о Заэле Аполло Гранце и о том, как хорошо было бы вогнать Шинсо ему в глотку, затем выпотрошить, похоронить и засыпать на всякий случай известью.
:lol::lol::lol:
оно прекрасно, а я - ваша поклонница! :red::red::red:

2015-05-19 в 16:54 

helldogtiapa
Спасибо вам, люди! Спасибо!! :bravo: Очень приятно :)

Smthng Diabolical, Вы как всегда
Я затыкаю дырки в своем фаноне :) Надо же было как-то объяснить, как Нноитора оказался в редколлегии.

Шаманка Ингрид, Интернат для умственно неплноценных подростков
И ведь не врал :)

2015-06-09 в 01:00 

Agra
А если бы Бог из Адамова ребра сотворил другого Адама? С.Е.Лец
Фанфик (и две другие истории по ссылкам) повеселили и подняли настроение. Автор, спасибо)):white:

2015-06-09 в 16:48 

helldogtiapa
Agra, рада, что вам понравилось!

2015-06-15 в 21:33 

Ура! Вы вернулись! Обожаю ваши фанфики, и благодаря им, полюбила Нноитору и Теслу. Умоляю, пишите еще, это как бальзам на душу.

2015-06-21 в 11:40 

helldogtiapa
ZlayaSkazka, спасибо! Очень рада, что вам понравилось, и надеюсь, что напишу что-нибудь еще :)
благодаря им, полюбила Нноитору и Теслу
Это замечательно :inlove:

2016-03-09 в 06:51 

серебристый лис
и нет ни печали, ни зла
Автор! Спасибо, что Вы есть
вы возвращаете меня к жизни
этому не все могут порадоваться, но мне - приятно
безмерно вам благодарен!

2017-09-27 в 09:40 

Sidemaze
Чистый восторг и море удовольствия! helldogtiapa, большое спасибо вам!

2017-09-28 в 11:15 

helldogtiapa
Sidemaze, спасибо за похвалу! )

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Seireitei Toshokan

главная